120 лет – это только начало: в аптеках уже есть таблетки от старости

Опубликовано 09 декабря 2016 в 17:57
0 0 0 0 0

Тема бессмертия давно волнует ученых, писателей, философов, кинорежиссеров и простых обывателей. К примеру, в фильме «Господин Никто» рассказывается о том, что на всей Планете остался один-единственный смертный человек. Все остальные обрели бессмертие и теперь наблюдают в реалити-шоу за последними днями жизни немощного старика. Кто знает, возможно, когда-нибудь ученые найдут формулу, продлевающую жизнь, и все это станет реальностью. А пока на вопросы Yellmed о том, как наука продвинулась в этом плане, отвечает биогеронтолог Андрей ВОРОНКОВ.

Андрей Воронков — директор по науке в компании АйВао. Владелец компании Digital BioPharm ltd, специализирующейся на доклинических испытаниях в области онкологии и болезнях, связанных со старением. Владелец DrugDiscoveryathome.com. Окончил химический факультет и аспирантуру в МГУ. Имеет более 10 лет опыта научных исследований в биомедицине. По окончании аспирантуры МГУ проводил исследования в госпитале при Университете Осло (Норвегия).

 

— Вы начали искать формулу «эликсира молодости» в том возрасте, когда рано еще задумываться о старости. Что побудило вас к этому?

— Я столкнулся с этой проблемой в раннем детстве. Когда мне было 5 лет, умерла моя любимая бабушка. Еще через год не стало и дедушки. После потери двух очень близких мне людей я задумался о старении и смерти. Потом эти вопросы, как и у любого ребенка, отошли на второстепенный план, но время от времени я мысленно к ним возвращался.

Есть еще одна причина. Я достаточно поздний ребенок: когда появился на свет, моей маме было 36, папе — 46 лет. Они думали о старении и говорили об этом. Таким образом, эта тема продолжала интересовать меня. Когда я учился в колледже в старших классах, снова произошло трагическое событие в семье — умер другой мой дедушка. Тогда, после 8-го класса, я окончательно решил, что надо исследовать этот вопрос. Однажды, на даче мне случайно попалась на глаза книга индийского геронтолога Канунго «Биохимия старения». Прочел ее, но почти ничего не понял — какие-то гистоны, гены, ДНК… И все же решил, что это какой-то знак свыше и я должен пробраться через эти непонимания. Именно тогда мне врезалось в сознание, что к старению можно относиться как к некоему феномену, который можно изучать, исследовать и думать, как его предотвратить.

Осенью 1998 года вышла статья американских исследователей Джерри Шей и Вудринг Райт об активации теломеразы и о продлении жизни клеток кожи более чем в два раза. Я обнаружил, что полимеразной тематикой также занимаются в России — нашел об этом статью Алексея Богданова, который на тот момент заведовал кафедрой природных химических соединений МГУ. Таким образом и сложилось понимание, куда судьба направляет меня. И уже следующие два года до выпуска из колледжа, я целенаправленно работал, чтобы поступить на химический факультет МГУ. Цепь этих событий и определила мою дальнейшую научную карьеру. К слову, многие геронтологи начинали задумываться об этой проблеме еще со школьного возраста. Не знаю, что послужило спусковым сигналом для моих коллег, но лично у меня это было связано с семьей — с потерей близких и желанием продлить жизнь своим родителям. Папе в этом году 80 лет, маме — 70.

— В чем уникальность ваших исследований?

— Они направлены, прежде всего, на стволовые клетки. Помните, какое-то время эта тема была популярной? В науке часто так бывает, сначала идет волна какого-то оптимизма, потом пена спадает и начинается трудоемкая работа на достижение результата.

У нас два направления по стволовым клеткам, и я занимаюсь обоими. Одно из них — это регенеративная медицина (то, что связано с обновлением тканей нормальными стволовыми клетками), второе — онкология. Стволовые клетки дают начало другим клеткам организма. В основном они делают это при внутриутробном развитии, но они могут делать это и в течение всей жизни человека. В идеальном случае терапии стволовые клетки могут обновлять ткани организма. Они сидят в так называемых нишах (некое микроокружение) и, давая сигнал этому микроокружению, могут обновлять самые разные ткани — костную, нервную и так далее.

Что касается раковых клеток, то они как бы выходят из-под контроля. Их задача, образно говоря, пройти между Сциллой и Харибдой — то есть в пределах нижней и верхней границ биологической активности. Стволовые клетки не должны выходить из-под контроля и начинать неконтролируемое деление (быть слишком активными), ибо это приведет к раковой опухоли, которую часто рассматривают как отдельный мутантный организм, растущий внутри нормального организма. Недостаток же активности стволовых клеток может вносить вклад в дегенеративные заболевания. В процессе старения активность стволовых клеток взрослого организма под действием микроокружения также падает и они находятся в так называемом дормантном (сонном) состоянии. И как раз то, чем я занимаюсь, это создание лекарственных препаратов, которые с одной стороны ингибировали бы раковые стволовые клетки и не давали бы клеткам трансформироваться в раковые, а с другой — активировали бы стволовые клетки и помогали им делиться и производить новые ткани организма, то есть способствовали бы самообновлению организма без онкогенеза.

«Все клетки организма должны быть счастливы», — говорит ученый-биомедик Андрей Воронков 

— Ученые говорят, что старение — это не болезнь. И, тем не менее, будут ли когда-нибудь в аптеках продаваться таблетки от старости?

— На самом деле таблетки от старости в аптеках уже продаются. Это биологически активные добавки, воздействующие как на продолжительность жизни модельных организмов, так и на разные биомаркеры старения. Их достаточно много. Наша компания проспонсировала издание энциклопедии «Потенциальные геропротекторы», в которой собраны все существующие препараты такого плана. Их достаточно много — больше сотни. Но если говорить об основных, то это, например, ресвератрол, мелатонин, циклоастрагенол, рапамицин и никотинамидадениндинуклеотид. Считаю, что пожилым людям необходимо подобные геропротекторы, но стоит предварительно проконсультироваться с врачом.

Да, старение пока официально не признано болезнью. Хотя, в США есть довольно активная группа (Нир Барзилай, Эдвина Роджерс и другие), с которой мы взаимодействуем и которая всячески лоббировала признание старения заболеванием. И, частично, американцам это удалось: впервые в истории человечества одобрены клинические испытания препарата для борьбы со старением. Это метформин — достаточно известный антидиабетический препарат, который уже давно на рынке и доступен в любой российской аптеке. До сих пор он использовался при лечении диабета.

— На каком основании ученые пришли к умозаключению, что этот же препарат можно использовать еще и для борьбы со старением?

— Обнаружили, что у больных диабетом, которые его принимали, продолжительность жизни, несмотря на болезнь, оказалась выше среднего. После этого метформин, давно уже прошедший испытания как препарат для лечения диабета, стали испытывать на животных. Было обнаружено, что регулярный прием этого препарата продлевает продолжительность жизни подопытных животных минимум на 10%. Важно подчеркнуть, что пока еще лекарством против старения метформин ни в одной стране мира не признан — на данный момент в Америке идут на этот предмет клинические испытания.

— К БАДам у многих россиян весьма скептичное отношение. К ним относятся как к чему-то ненужному, совершенно бесполезному. К тому же, в этом году в России упал спрос на иностранные БАДы по причине их большой стоимости. 

— Многие БАДы в российских аптеках появились сравнительно недавно. Как известно, что-то новое всегда вызывает недоверие у людей, особенно в странах, где не очень жесткая регуляция этой деятельности, где имеет место коррупция. Если помните, в годы перестройки вместе с реальными БАДами и препаратами появилось огромное количество всяких подделок. Дельцы-мошенники часто продавали, как бесполезные, так и поддельные продукты ради заработка. Та же история и с уколами стволовых клеток. Многие люди делали их по незнанию, тогда как большинство ученых никогда не одобряли использование таких уколов для омоложения. До сих пор это направление находится в стадии доработки. Недоверие к БАДам вызвано в России слухами, которые разносит сарафанное радио, обладающее высокой долей энтропии — всегда следует проверять эти слухи.

Я жил в Норвегии около пяти лет, знаю отношение европейцев к БАДам — никакого скепсиса. Когда им нужно, они консультируются с врачом и регулярно системно принимают БАДы. В развитых странах с высокой продолжительностью жизни люди относятся к ним как к дополнению, к одному из методов здорового образа жизни. К тому же стоит отметить, что БАДы по определению имеют природное происхождение.

В странах с высокой продолжительностью жизни люди относятся к БАДам как к одному из методов здорового образа жизни.

— Могут ли результаты научных исследований если не продлить жизнь, то хотя бы помочь людям избежать немощности в старости?

— Есть целый список возраст-зависимых заболеваний, которые зачастую называют немощностью. Они лечатся, с каждым годом появляется все больше технологий и препаратов, благодаря чему в большинстве стран мира средняя продолжительность жизни постепенно растет. Что же касается продолжительности жизни, то отследить, как конкретный препарат или биологически активная добавка влияет на этот фактор, не так просто, потому что человек живет долго, и новый препарат пришлось бы исследовать на протяжении многих лет. По этой причине исследования проводятся не на людях, а на живых организмах, живущих недолго. К примеру, на нематодах (круглые черви), они живут всего неделю, на маленьких плодовых мушках, срок жизни которых около месяца, на мышах и крысах, которые живут пару лет.

Исходя из научных исследований на животных, есть надежда, что вполне реально существенно продлить жизнь человека, так как опыты на мушках, червях и мышах показали, что они жили дольше отведенного им срока на 10-30%. Насколько мне известно, самый потрясающий результат достигнут в эксперименте над мышью Мафусаила. Лабораторная мышь-долгожитель прожила более пяти лет, то есть в два-три раза больше отведенного ей срока. Эта мышь была получена в лаборатории Аджея Бартке в результате выключения гена Ghr (ген гормона роста). Так что нет причин, чтобы сомневаться в том, что ученые могут продлить человеку жизнь в таких аналогичных пропорциях — в 2-3 раза.

На данный момент основная задача, которой занимаются геронтологи, это выявление биологических маркеров старения и применение разных технологий, терапии, понижающих биологический возраст человека. Еще одна книга, издание которой проспонсировала наша компания, называется «Биомаркеры старения». Ее можно приобрести у нас на сайте. Набор этих биомаркеров можно использовать для того, чтобы достаточно достоверно с научной точки зрения узнать, как лекарственные препараты позволяют именно омолаживаться. Повторюсь, продление жизни и омоложение организма — не совсем идентичные задачи, но они взаимосвязаны. Поэтому ближайшая задача ученых, которую более реально решить, это омоложение организма.

— Что важнее в борьбе со старением — омолаживать мозг, сердце или какие-то другие органы? Есть ли приоритеты, какой орган больше нуждается в омоложении?

— В организме все очень взаимосвязано. То, что страдает у пожилого человека, то и нужно омолаживать. Если прекрасно функционирует мозг, но отказывает сердце — омоложение мозга не поможет. Нужно искать слабый элемент из жизненно важных органов, на который и направлять лечение.

В любом возрасте можно выглядеть прекрасно. Фото Натальи Пригодич

— На запрос в поисковик «лекарство от старости» Google выдал примерно 520 тысяч результатов. Но, тем не менее, если смотреть на ситуацию здраво, медики для продления жизни по-прежнему рекомендуют хорошее питание, здоровый сон, пребывание на воздухе и побольше движения — то есть ничего нового. Какие самые эффективные средства борьбы со старением есть уже сегодня благодаря исследованиям ученых не только России, но всего мира? 

— Мы вошли в XXI век. И человечество, с точки зрения науки и технологий, развивается в нем вполне достойно. В начале XX века человечество научилось лечить бактериальные инфекции с помощью антибиотиков и пока эту борьбу выигрывает. К началу XXI века стали отступать различные внутренние заболевания. Сейчас можно говорить уже о том, что большинство видов онкологических заболеваний излечимы. Лечатся многие возраст-зависимые заболевания.

Идет разработка препаратов по самым разным заболеваниям, в том числе, и по старению. Может быть, не так быстро, как хотелось бы, но вполне достойно. Во всем мире уже зарекомендовали себя различные биологически активные добавки . Как-то я общался с одним бизнесменом, который финансирует борьбу со старением, он говорит: «Ну как это так? Столько ученых по всему миру этой проблемой занимаются и в итоге только какие-то БАДы рекомендуют». В реальности БАДы — это те препараты, которые общедоступны и их действие доказано. Если говорить о возраст-зависимых заболеваниях, то здесь уже играет роль индивидуальный подход. Сейчас медицина становится намного более специализированной. Появляются системы наподобие IBM Watson, когда каждый человек сможет ввести свой диагноз, и искусственный интеллект выдаст ему ответ, какой препарат ему может помочь.

— Если спросить любого обывателя, верит ли он в бессмертие, он ответит, что это нечто из области фантастики. Тогда как замедление процессов старения и, следовательно, продление жизни, наверное, вполне реальная цель для клинических исследований?

— Я стал анализировать фундаментальные социальные тенденции по этой теме, и мне кажется, что в этом есть некая неизбежность. Если проанализировать причины смертности в странах с наименьшей продолжительностью жизни сейчас, или сопоставить, что являлось причиной смертности 100 тысяч лет назад, думаю, с очень большой долей вероятности — причиной в том и другом случае была насильственная смерть. Люди, воевавшие друг с другом, постепенно стали исчезать. То же самое произошло и с людьми, которые не заботились о качестве своей жизни. Поэтому у человечества нет других альтернатив, кроме как исчезнуть, или постепенно улучшать качество жизни, убирая самые различные причины смертности. Это приводит к тому, что общество становится более стабильным. Улучшается качество жизни, соответственно увеличивается количество людей, которые живут до глубокой старости.

Мы видим, что в развитых странах болезни, связанные с вирусными, микробными заболеваниями постепенно отошли на второй план. Последних лет сорок на первом плане были заболевания, связанные со старением. А сейчас и они постепенно стали отходить на второй план, потому что с ними уже борются, а на первый план вышло старение в целом — как процесс. В Европе количество людей пенсионного возраста превышает количество несовершеннолетних. Эта проблема не может не волновать. Поэтому увеличение продолжительности жизни — это неизбежность. По сути человечество существует между двумя границами — полное исчезновение и выход на бессмертие.

Ни для кого не секрет, что самая большая продолжительность жизни, в странах с высоким уровнем жизни. По данным исследований, лидирует в этом плане Монако, где средняя продолжительность жизни 90 лет, и на последней строчке этого списка Свазиленд — всего 32 года.

— До какого возраста реально продлить жизнь человека? 

— Известный геронтолог, популяризатор этой темы, Обри ди Грей привел как-то аналогию между организмом человека и автомобилем. Возьмем старую машину, заменим в ней колеса, двигатель, другие неисправные детали и посмотрим, сможет ли этот автомобиль ехать. Самый старый современный автомобиль, который находится сейчас на ходу, был создан в 1881 году. Такую же аналогию можно провести и с человеком. Мы не можем сказать, как долго смогут функционировать его органы. Но теоретически, если есть кому «ремонтировать» и есть технологии для «ремонта», то срок жизни может быть неограниченным.

Мой коллега Алексей Москалев недавно стал членом-корреспондентом РАН. Он издал книгу, которая называется «120 лет — это только начало». И это не гипотеза, ведь самая известная в мире долгожительница Жанна Луиза Кальман прожила до 122 лет, сохраняя до последнего ясность ума. Когда ей было сто лет, она еще каталась на велосипеде. То есть вопрос о том, реально ли дожить до 120 лет — уже не стоит. Вопрос в другом — как всем дожить до 120 лет и как жить дольше 120-ти.

Жанна Луиза Кальман прожила до 122 лет.

— Недавно прочла о том, что венчурные капиталисты делают ставки на биотехнологии, благодаря чему технологии продления жизни будут расти такими же взрывными темпами, как и революция в ІT-сфере. Интересно, в России интерес к исследованиям, связанным с продлением жизни, больше проявляет государство или частные инвесторы?

— Да, рынок ІT уже во многом насыщен и до предела заполнен. Инвесторы в последние годы действительно проявляют живой интерес к медицинской сфере. На данном этапе интерес к обсуждаемой нами теме в России больше проявляют состоятельные люди. Конечно, хотелось бы, чтобы в нашей стране это направление приобрело более широкую государственную поддержку. Ведь на Западе это становится уже в большей степени государственной политикой.

Повторюсь, в Европе людей пенсионного возраста больше, чем школьного и дошкольного. Летом я был в Оксфордском университете, в новом институте, который был создан год назад с целью координации научно-исследовательских разработок в Великобритании в области терапии болезни Альцгеймера и могу сказать, как обстоят с этим дела в Англии. Там очень быстро стареет население. На уровне парламента, правительства и королевы было принято решение выделить дополнительное финансирование на создание нового института для исследований, связанных с болезнью Альцгеймера. Но программ по борьбе непосредственно со старением, на государственном уровне, в Англии пока нет. Зато в США уже функционируют большие институты, которые занимаются этой темой. Полным ходом в развитых странах идет и борьба с возраст-зависимыми заболеваниями, и государство увеличивает финансирование на эти цели. Продление здорового образа жизни — это одна из системных фундаментальных альтернатив для выживания общества в целом.

— А в России состоятельные люди в большей степени вкладывают инвестиции в стартапы или в уже имеющиеся разработки?

— В принципе, во все. Грубо говоря, человек заработал деньги на недвижимости, на нефти — на чем угодно. Он стал богат, уже везде поездил, много видел и понял, что ему интересна именно наука, новые открытия, которые могли бы принести пользу лично ему и человечеству в целом. На самом деле в России немало ученых, бизнесменов и политиков, которые поддерживают эту тематику, ставшую достаточно популярной.

Не секрет, что российский миллиардер Олег Дерипаска активно финансировал научные разработки академика РАН Владимира Скулачева в области геропротекторов и антиоксидантов. Владелец компании АйВао Андрей Фоменко, тоже один из самых богатых людей России, активно интересуется этой темой: он живо следит за большинством инноваций, общается со всеми учеными. Мы организовывали международную конференцию «Биомедицинские инновации для здорового долголетия» в Петербурге в апреле этого года, куда Андрей Николаевич Фоменко за свои деньги привез ведущих ученых со всего мира: из Америки, Европы и Азии. Проживающий сейчас в Англии сооснователь сети салонов сотовой связи «Евросеть» Тимур Артёмьев также поддерживает ученых в этой области. Есть немало бизнесменов, которые не хотят, чтобы их афишировали.

— Чего только не предпринимают люди для омоложения: инъекции, многочисленные пластические операции. Появится ли какая-то альтернатива эстетической медицине?

Скоро появится альтернатива пластической хирургии, позволяющая омолодить лицо безболезненно. Фото из Интернета. 

— Есть компания In Silico, которой руководит известный геронтолог Александр Жаворонков. In Silico Medicine занимается использованием методов глубокого обучения и анализа больших данных для борьбы со старением. Они разрабатывают ряд компьютерных приложений, которые позволяют определять возраст человека по фотографии. Они используют большой набор биомаркеров старения из анализа крови и далее анализируют действие различных геропротекторов на эти биомаркеры. После чего берут картину распределения биомаркеров у молодого человека и пожилого. И далее моделируют какая комбинация БАДов и/или лекарств нужна для того чтобы привести значения концентраций биомаркеров старения к уровням имеющимся у молодых людей. Причем, делается это индивидуально.

Насколько я понимаю, их задачей также является встраивание в эту систему возможности искусственного интеллекта определять по фотографии возраст человека. В идеале это будет выглядеть так. Вы загружаете в систему свое фото, сделанное в том возрасте, в котором вы находитесь сейчас, а также свою фотографию в 20-летнем возрасте. У вас берут анализ крови. Затем искусственный интеллект делает анализ по этим параметрам (двум фото и крови) и выдает список БАДов, которые надо принимать, чтобы изображение на более позднем фото приблизилось к изображению на фотографии в молодом возрасте.

— Недавно показывали, как 49-летний итальянский миллионер Джанлука Вакки демонстрировал секреты своей молодости, среди которых — позитив, занятия спортом, процедуры в крио-сауне с температурой минус 160 градусов. Как думаете, может ли человек, который так заботится о своем здоровье, прожить намного дольше?

49-летний Джанлука Вакки заряжает пользователей соцсетей позитивом и желаением жить активно.

— Насколько мне известно, Джанлука получает дивиденды от акций семейной компании, которой управляет его брат, и ведет образ жизни, о котором многие могут только мечтать. Его ролики, которые он выкладывает в соцсети, очень позитивны, несут людям хорошее настроение.

Но еще о другом хочу сказать. Да, в принципе в 49 лет он выглядит хорошо. Но есть люди, такие как Джеффри Лайф (Jeffry life) — 76 лет, или Эрнестина Шепард (Ernestine Shepherd) — 80 лет, или известный российский писатель Юрий Никитин, которые используют БАДы и гормоны. И эти люди в возрасте за семьдесят выглядят не хуже итальянского миллионера. Когда я был этим летом в Англии, видел там самых разных людей — от водителя автобуса до директора института, которым давно за 50, но при этом они вполне активны, продуктивно работают и выглядят также прекрасно. Общество там позволяет людям работать и быть эффективными в таком возрасте.

— Самые амбициозные эксперименты, касающиеся замедления процессов старения, на мой взгляд, ставил врач-эмигрант Сергей Воронов, которого считают прототипом булгаковского профессора Преображенского. Еще в начале прошлого столетия он проводил операции по пересадке щитовидных и половых желез и яичников обезьян своим пациентам. Пожилые люди, среди которых были миллионеры, политики, артисты, молодели на глазах. Однако прошло несколько лет и все начали говорить о том, что долгожителей среди прооперированных не было. Что вы думаете по этому поводу?

99-летний Дэвид Рокфеллер перенес шестую операцию по пересадке сердца, чтобы продлить свою жизнь. Фото из Интернета.

— Каждая технология имеет время, какой-то период в истории, начиная с которого она может быть реализована и какой-то период, когда она не может быть реализована. К примеру, идею парашюта предложил еще Леонардо да Винчи. Но только в 1797 году Андре-Жак Гарнерен совершил первый настоящий прыжок с парашютом. Так получилось со многими идеями и технологиями — сначала появлялась идея и прототип, а потом когда появлялась возможность, потребность, сопутствующие технологии — изобретения стали внедряться в практику.

С медициной аналогичная ситуация. Есть большое количество технологий и идей, появившихся еще в античности или в средние века, но к их реализации приступили гораздо позже. Это же актуально и для сегодняшней ситуации. А что касается операций для продления жизни, то могу привести такой интересный факт — Дэвид Рокфеллер, глава клана Рокфеллеров, сделал себе шестую операцию по пересадке сердца. В 2015 году долларовому миллиардеру было 100 лет и ему в этом возрасте пересадили сердце, сейчас ему уже 101 год. Благодаря своим финансам он имеет такую возможность, тогда как большинству людей такая операция пока еще не по карману.

Однако, это не означает, что такие операции останутся дорогостоящими и в будущем. Технологии развиваются очень быстро. Когда-то в России мало кто мог позволить себе автомобиль, сейчас таких людей намного больше. Сравнительно недавно мобильные телефоны могли приобрести себе только состоятельные люди, а сейчас они очень распространены даже в самых бедных странах Африки. Если что-то сейчас доступно отдельным состоятельным людям, есть надежда, что со временем это будет доступно всем.

По материалам статьи медицинского портала Yellmed

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook