900 дней блокады в отражении искусства



История Петербурга насыщена событиями. В том числе, трагическими, главное из которых – блокада Ленинграда. Осада города началась 8 сентября 1941 года. И завершилась ровно пять лет назад, 27 января 1944 года. В честь дня освобождения Ленинграда от фашистской блокады мы собрали самые знаковые воспоминания и произведения искусства, посвященные этому ужасающему событию.

Часть 1. Начало блокады.

Для руководства Германии захват Ленинграда имел важное военно-политическое значение. Город был одним из самых крупных политических и экономических центров Советского Союза. Изначально потеря города означала изоляцию северных районов СССР, лишение Балтийского флота возможностей базирования в Балтийском море.

Преодолев сопротивление советских войск в Прибалтике, немецко-фашистские войска 10 июля 1941 г. развернули наступление на юго-западных подступах к Ленинграду с рубежа реки Великая.

Юрий Семенов, житель блокадного Ленинграда:

«Когда замкнуло кольцо блокады, уже было не до шуток. Бабушка успела добыть большую пачку столярного и канцелярского клея. Из всего этого она готовила нам суп и делала лепешки».


Михаил Дудин «Снег»

Метель кружится, засыпая
Глубокий след на берегу,
В овраге девочка босая
Лежит на розовом снегу.

Поет густой, протяжный ветер
Над пеплом пройденных путей.
Скажи, зачем мне снятся дети,
У нас с тобою нет детей?

Но на привале, отдыхая,
Я спать спокойно не могу:
Мне снится девочка босая
На окровавленном снегу.

Часть 2. Голод. Дорога жизни. Ладога.

Постепенно Ленинградом завладел страшный голод. Спасение жители видели в эвакуации, но вывезти из города первые большие группы людей удалось лишь в начале 42-го. На свободу вела Дорога Жизни, путь через Ладожское озеро. Каждый такой рейс был подвигом – авиация противника неустанно бомбила суда летом и транспортные колонны зимой, не давали выбраться из осажденного города и погодные условия, и порой тонкий лед Ладоги. Однако Ладожская трасса, несмотря ни на что, спасла тысячи жизней.

Петр Богданов «Песня о Ладоге» (декабрь 1942)

Сквозь шторм и бури, через все преграды
Ты, песнь о Ладоге, лети!
Дорога здесь пробита сквозь блокаду,
Родней дороги не найти!

Эх, Ладога, родная Ладога!
Метели, штормы, грозная волна…
Недаром Ладога родная
Дорогой жизни названа.

Пусть ветер Ладоги поведает народу,
Как летом баржу за баржой
Грузили мы и в шторм и в непогоду,
Забыв про отдых и покой.

Зимой машины мчались вереницей,
И лед на Ладоге трещал, —
Возили хлеб для северной столицы,
И радостно нас Ленинград встречал.

И знаем мы, кровавая блокада
Исчезнет скоро, словно тень:
Растут и крепнут силы Ленинграда,
Растут и крепнут каждый день!

Когда пройдут года войны суровой,
Залечит раны город мой,
Народ вздохнет и песню с силой новой
Споет о Ладоге родной.

Эх, Ладога, родная Ладога,
Метели, штормы, грозная волна…
Недаром Ладога родная
Дорогой жизни названа.


Часть 3. «Всё, что ценилось раньше, перестало быть главным»

Тех, кто не смог покинуть город, помимо нехватки продуктов, ждали и другие беды: обстрелы, морозные зимы, отсутствие топлива и питьевой воды в трубах, болезни и инфекции, участившиеся случаи разбоев и даже каннибализм.

Дмитрий Бучкин, петербургский художник, житель блокадного Ленинграда:

«В первые дни блокады умерли самые сильные и здоровые. Именно им оказалось сложнее всего переносить муки голода. Всё, что ценилось раньше, перестало быть главным. Хлеб заслонил собой всё».

Часть 4. Нас не сломить

Однако ленинградцы мужественно справлялись с ужасами войны и не давали погибнуть городу. Более того, горожане помогали и армии, не бросая производство военной продукции. Самоотверженные люди всеми силами доказывали врагу, что Ленинград не убить: функционировали театры и музеи, писались картины, создавалась музыка, шли концерты, не замолкало радио, работал даже знаменитый зоопарк.

Елена Деревянченко, жительница блокадного Ленинграда:

«Отец был артиллеристом на фронте с июня по ноябрь. Завод «Электроаппарат» запросил его обратно в конце ноября, но фактически мы его не видели — добираться пешком через весь город не было сил, поэтому он жил на заводе».

Часть 5. Блокадные дети

Нельзя при разговоре об удивительном подвиге не вспомнить и блокадных детей. Они, столь рано повзрослевшие и помудревшие, наравне со взрослыми приближали победу.


Елена Вечтомова «Дети» (1942)

Все это называется — блокада.
И детский плач в разломанном гнезде…
Детей не надо в городе, не надо,
Ведь родина согреет их везде.
Детей не надо в городе военном,
Боец не должен сберегать паек,
Нести домой. Не смеет неизменно
Его преследовать ребячий голосок.
И в свисте пуль, и в завыванье бомбы
Нельзя нам слышать детских ножек бег.
Бомбоубежищ катакомбы
Не детям бы запоминать навек.
Они вернутся в дом. Их страх не нужен.
Мы защитим, мы сбережем их дом.
Мать будет матерью. И муж вернется мужем.
И дети будут здесь. Но не сейчас. Потом.

Часть 5. Конец и свобода

Перелом в войне произошел в 1943 году, а в пришедшем январе при общем наступлении советских войск началась операция по освобождению Ленинграда. Окончательный прорыв блокады произошел 27 января – была перевернута одна из самых страшных и великих страниц в нашей истории.

Людмила Августович, жительница блокадного Ленинграда:

Помню, когда я гуляла на улице, как везде народ кричал и радовался, говорили, что выступал Калинин и что сняли блокаду Ленинграда. Это было 27 января 1944 года. На радостях моя бабушка испекла круглый хлебец из картофельных очисток. К сожалению, я не уточняла, где она взяла очистки, но до сих пор помню.

Но память о героическом подвиге, этих трагических днях и почти 2-х миллионах унесенных жизней навечно хранится не только в сердцах людей и дневниковых записях, но и в талантливых произведениях искусства, которые расскажут об этом и после нас.

Ольга Берггольц «Ленинградский салют» (27 января 1944)

…И снова мир с восторгом слышит
салюта русского раскат.
О, это полной грудью дышит
освобожденный Ленинград!

…Мы помним осень, сорок первый,
прозрачный воздух тех ночей,
когда, как плети, часто, мерно
свистели бомбы палачей.

Но мы, смиряя страх и плач,
твердили, диким взрывам внемля:
— Ты проиграл войну, палач,
едва вступил на нашу землю!

А та зима… Ту зиму каждый
запечатлел в душе навек —
тот голод, тьму, ту злую жажду
на берегах застывших рек.

Кто жертв не предал дорогих
земле голодной ленинградской —
без бранных почестей, нагих,
в одной большой траншее братской?!

Но, позабыв, что значит плач,
твердили мы сквозь смерть и муку:
— Ты проиграл войну, палач,
едва занес на город руку!

Какой же правдой ныне стало,
какой грозой свершилось то,
что исступленною мечтой,
что бредом гордости казалось!

Так пусть же мир сегодня слышит
салюта русского раскат.
Да, это мстит, ликует, дышит!
Победоносный Ленинград!

Сергей Наровчатов «Ленинграду» (февраль 1944)

Я до войны здесь и не жил и не был,
Но недаром солдатской судьбе москвича
Три года светило высокое небо
Петровских солдат и бойцов Ильича.

По дорогам войны мы уходим на запад,
Мир городами другими богат,
Но, как прежде, в бою вспоминаешь как заповедь
Веру великую — Ленинград.

И черный, и скорбный, он в памяти зоркой
Самого света встает светлей —
Имя и знамя гордой и горькой,
Единственной молодости моей…




в центре внимания Вернуться на главную

видео дня Поклонники поздравили Земфиру с 40-летием
zemfiralive
цитата дня «Что производит Питер, не считая понтов?»
музыкант Юрий Лоза в эфире «Радио Балтика»