Выбор редакции

Бренд «Питер»

Опубликовано 01 мая 2014 в 12:55
0 0 0 0 0

«Когда Питер в истории России был столицей, Россия всегда была державой интеллектуальной: писательской, научной, театральной… Как только столицей становилась Москва, Россия тут же превращалась в финансовую, купеческую и продажную. Эта разница в градусе интеллекта питерцев и москвичей чувствуется даже сейчас. Нырнешь в московский переулок, какие там магазины? «Одежда», «Антикварный», «Ювелирный»… «Ювелирный», «Антикварный», «Одежда»… А в Питере завернешь за угол с Невского: «Книги», «Очки»… В Питере сохранилась настоящая интеллигентная русская речь. Там еще можно услышать: булошная, четверьг, конешно, после дожжя… Когда у питерцев возникают проблемы, они говорят: «головная боль», а москвичи говорят: «это геморрой».

Но, самое главное, в наше время Питер с каждым годом становится все чище с точки зрения энергетики. Президент питерских чиновников забирает в Москву!»

Михаил Задорнов, «Этот безумный, безумный, безумный мир…»

 

Удивительно, но юморист Задорнов все очень верно описал. Мы, петербуржцы, все это знаем и более того – мы так чувствуем! Сейчас времена изменились: вывеску «Очки» встретить можно все так же часто, а вот «Книги» — несколько реже. Что нас отличает от других жителей нашей страны – культура, архитектура или интеллигентность? Все это и многое другое, что можно собрать в один плотный клубок под названием «Питер»!

Петербуржцы-неофиты и гости города, кажется, всегда счастливы и довольны. Их отличает от петербуржца коренного, или укоренившегося, нездоровый блеск глаз и повышенная активность. В их движениях проявляется суетливость, жесты угловаты и неловки, а речь сквозит таким неподдельным восхищением, что почти бессвязна. Есть и другая категория «новых» горожан – эти пыжатся, но показать свою расслабленность непременно должны. И все они дружно «прутся» от всего «питерского», от всего, что истинный петербуржец, пусть и не по рождению, а в душе, как минимум – не замечает.

Наш сырой город безусловно и давно взял на себя функцию «белой вороны» или «паршивой овцы» — кому как больше нравится. С Москвой у нас взаимные нелады, другие крупные города мы просто не признаем. Большинство жителей России видят в нас надменных снобов, которым все отличное от привычного, петербуржского – плохо. И все они, в глубине души, нам завидуют. Потому что у нас есть Питер. И все его банальные радости.

Корюшка

smelt4_123

О корюшке забыть невозможно, особенно сейчас. Конец апреля – начало мая в нашем городе, как известно — это сезон корюшки. Если вы приедет в это время к нам – вы не пропустите это «удовольствие». Потому что пахнет везде! А в начале мая в городе еще и фестиваль этого «великолепия». Ваша покорная слуга, как вы уже поняли, не является поклонницей данного петербургского деликатеса. Я никогда не пробовала эту рыбку на вкус, потому что воспоминания о ее запахе отбивают аппетит напрочь. Невероятное амбрэ, состоящее из запаха рыбы и огурцов невозможно забыть, ощущение, что оно впитывается в тебя. Может быть, для Петербурга корюшка – это символ, но я не отношусь к восторженным фанатам этого блюда. И еще ужасно раздражает, что от нее – не спрятаться. Потому что – сезон!

Мосты

razvodm2_b

Считается, что разводные мосты – это очень красиво и необычно. Все, кто приезжают к нам в период навигации, то есть с апреля по ноябрь, обязательно пойдут смотреть на это чудо. Хочется разочаровать всех восторженных романтиков – это просто мосты через Неву, которые разводят, чтобы кораблики плавали. Если бы не белые ночи – в них не было бы вообще ничего интересного. К тому же, они затрудняют жизнь тем, кто любит гулять всю ночь до утра. Правда гулять по набережным в «высокий» сезон – удовольствие сомнительное. Толпа пьяных от алкоголя или опьяненных городом людей не дает спокойно пройти, а вдоль тротуара дружно возвышаются туристические автобусы. Летом, конечно, хорошо, но слишком людно. Мы, петербуржцы, этого не любим.

Алкоголь

bottles-bar-alcohol-_569213-23Питер – столица пьянства! Это знают наверное все, кто у нас бывал. В нашем городе нет проблем найти любое питейное заведение, вне зависимости от состояния вашего кошелька. У нас полно рюмочных, наливочных и просто дешевых баров, где мимо вас может прошествовать семейство тараканов, но за соседним столиком будет выпивать профессор. Причем наш местный «креативный класс» вовсе не стесняется туда заходить. Более того, известная рюмочная на Пушкинской улице стала известной благодаря именно такой аудитории. И не она одна — у нас есть еще Думская улица! О ней знают все, кто приехал в город потусить! У нас есть и великолепные бары, где все будет по высочайшему разряду – лучшие вина, а крепкий алкоголь удивит своим ароматом и, особенно, ценой. Туда ходят те, кто богат и устал, для того чтобы в кожаных креслах придаваться гедонизму. Лично мне милее третий вариант – бары «с душой»! Где разнокалиберные стулья, старые столы и АТМОСФЕРА. Такие, куда заходишь и можешь часами болтать с барменом, он же – владелец. Где случайно встречаешь старого знакомого, который только с поезда из другого города. Где смысл – не в питие. Смысл – где-то между. А алкоголь – ну как водится, не много и в хорошей компании. Особенно под культурные беседы.

Культура

0ebd287f46b492b6d5b813b02b19f136

С культурой у нас все великолепно! Мы – самые культурные. Мы – столица культуры всея России! Об этом должен каждый знать и помнить! Только наше понимание этого явления сильно напоминает бородатый анекдот о прачечной и академии культуры. В Питере примерно так же – вас очень культурно могут послать в пешее эротическое путешествие. Предельно вежливо. А бомжи говорят таким высоким штилем, что заслушаешься. Правда, они не перестают при этом источать ароматы, как килограмм тухлой корюшки.

Петербуржцы много читают и ведут философские беседы на самые разные темы. В кухонных баталиях о «высоком» нам нет равных. Особенно шикарны такие обсуждения на обшарпанной кухне коммунальной квартиры в самом центре. Там беседа о влиянии Ницше на Шпенглера выглядит монументальнее.

Коммуналки

Коммунальные квартиры – еще один символ нашего города. Причем в основном коммунальными квартирами изобилует самый центр Петербурга – Адмиралтейский район. Их, конечно, пытаются расселять – для человека со средствами это сделать не трудно, а квартиру можно получить солидную. Но все равно – они продолжают быть, обычно еще и в домах в аварийном состоянии. Соседи там зачастую неприятные, озлобленные и морально «убитые» коммунальным житьем, но всегда – колоритные. Кстати, это не касается коммуналок, в которых комнаты снимает сполшняком хипповая молодежь, где на кухне больше пьют, чем едят, и больше говорят, чем ругаются. Там всегда весело, людно и обшарпано. Позитива жильцам этих домов придает то, что это – не навсегда. Они молоды, влюблены и пьяны. Они еще успеют изменить свою жизнь. Их еще захлестнет «тридцатник» с его ипотекой, детьми и египетским курортом. А пока – можно быть счастливым. Потому что молодость, Питер и его свинцовое небо.

Погода

klimat_b

Всем известно, что солнце – это для москвичей! У нас с вами никто миндальничать не будет – берите, что дают. Не нравится сырость и пасмурные деньки? Это Питер, детка! Тут иначе – никак! На самом деле, все выглядит намного более приятно. У нас бывает солнце, и бывает теплее, чем в столице. Этой весной просто праздник – солнышка достаточно, а для Петербурга – даже много! Мы не жалуемся, мы солнце любим. Но всегда помним – Питер должен быть в дожде. В этом – его очарование!

Харизма

niños 2

Петербург отличается невероятной харизмой. Он способен обаять даже скептика, его дождь прекраснее курортного солнца, а Финский залив – чудесное море для всех нас. Именно эту харизму отразил Иосиф Бродский в своем «Письме», которое Александр Васильев очень удачно переложил на музыку:

«Мне жаль что тебя не застал летний ливень
В июльскую ночь на Балтийском заливе»

Люди Петербурга – круты до невероятности! Их отличает сочетание несовместимых черт – они самокритичны, но самоуверенны, много пьют, но осуждают пьянство, много говорят, а любят помолчать. Они способны вас захватить одной фразой и вы навсегда останетесь очарованы. И будете вспоминать культурную столицу, где даже гопники могут быть обаятельными.

Гопники

1390483892-9e7afca9dc3d5b8fb8acd108f9d8845e

 

Во всех районах города можно услышать истории о четких пацанах «с района». «В Купчино вечером одному лучше не соваться» — замечает житель Центрального района. Я удивленно поднимаю бровь! «Ты что, там же гопники!» — не понимает он моего недоумения. Мне, как жительнице Купчино становится обидно за «малую родину» и я спрашиваю: «Где?». Ответ: «Ну в Купчино!». Конкретнее никто не скажет – где-то в мифическом Купчино живут мифические гопники. Они, конечно, тут есть. Но их: а) немного; б) среди них есть даже приятные люди; в) никто не пристает. Кто-то мне говорил, что это все потому, что я местная! Веду себя уверенно. Может быть, но мне страшнее было бы оказаться одной ночью на Лиговке, вот где кажется, можно увидеть весь «цвет» дна.

Уверенна, что тоже могут сказать и жители Проспекта Просвещения, Коммендантского и Дыбенко – других мест, где дислоцируются, по мнению жителей центра, гопники. Но питерские гопники не так страшны, как их малюют. Они тусуются с шавермой у парадных и редко кому мешают.

Поребрик, шаверма и парадная

1359278903313

 

А еще не стоит забывать про «бадлон», «гречу», «куру» и так далее.  Мы говорим иначе, это неоспоримый факт. «Интеллигентнее», хочется думать нам. Но скорее всего, просто отлично от москвичей. Причем в речи петербуржцев, даже не «понаехавших», проскальзывают и бордюр, и шаурма, и подъезд. Но мы все равно любим культивировать в себе эту особенность и говорить «не как в Москве».

Нелюбимая Москва

nochnaya-moskva_1920x1200

Да, мы не любим все московское. Причем, какой-то подкожной нелюбовью. Нам не нравится там абсолютно все – много шумно галдящей толпы, пробки(будто у нас их нет), цены, а самое главное, отсутствие питерскости. Почему так? Наши столичные амбиции, которые не реализовавшись должным образом вылились в комплекс неполноценности? С москвичами мы вполне себе можем общаться и даже дружить. Я сама дружу с несколькими. Правда, одна москвичка из тех, кто мечтает переехать в Питер, другая – переехала из Питера. А остальные, пусть и не признаются, но очень хотят здесь жить. Я-то точно знаю! Я почти не езжу в Москву. Я из тех, кто «нет, уж лучше вы к нам»! Бываю там редко, исключительно по рабоче-творческим делам. Обязательно съезжу погулять на свадьбу, если позовут. Но «махнуть на выходные в столицу» — это не про нас. Мы – в Европу, благо нам тут рядом. А Москва – увольте. Слишком она азиатско-шумная, как наша Апражка. И мне доподлинно известно, что нас там тоже не любят. Говорят, считают снобами. Скорее всего, за дело!

Снобизм

20141103135222

Вот уж с чем нельзя поспорить – так это петербургский снобизм. Мы страшные, ужасные, невероятные снобы. Мы потрясающе легко развешиваем ярлыки и убеждаем себя в собственной уникальности. «А что, кто-то еще не читал Салмана Рушди? Серьезно? Ну надо же…», «А в вашем поселке тоже есть интернет? Уже?» — мы бываем невероятно отвратительны. Причем все эти фразы сопровождаются закатыванием глаз, приподнятой, с удивлением, бровью и саркастической ухмылкой. Вам будет очень неприятно, а мы продолжим с вами беседовать так же непринужденно, как и до этого. Я не хвастаюсь, просто это имеет место быть. Мы и друг друга не жалеем, но всегда даем скидку своим. Петербуржец всегда оправдает петербуржца – ну не успел парень еще прочитать, ну со всяким случается. То, что в жителе другого города петербуржец посчитает смертным грехом, петербуржцу он великодушно простит. Мы прощаем москвичам Москву, если они переезжают в Питер. «Одумался!» — мысленно восклицаем мы и активно вовлекаем его в наш мир. Мы прощаем футбольным фанатам все, если они болеют за «Зенит».

«Зенит»

17

Настоящий петербуржец «болеет» за «Зенит»! На самом деле петербуржцу, если он не футбольный фанат, все равно. Но тут надо понимать, что для истинного петербуржца самое главное – петербуржскость во всем! Об этом нельзя забывать. А значит: «Зенит» — чемпион! Без вариантов, даже если играет из рук вон! «Нас засуживают», так мы себя утешаем. И успокаиваемся в объятиях кота.

Котики

Hermitage_cat

Котики в Петербурге – это отдельный подвид петербуржцев. Наш город – кошатник. Особенно центральные его районы. Я видела там собак от силы 2-3 раза – там им просто негде гулять! Поэтому в центре очень много кошек. Коты — они снобы, как и петербуржцы. Им неведомо щенячье радушие, они всегда немного презрительны. Но в Питере кошек любят. Надо же нам кого-то любить!

Быть петербуржцем – очень просто! Надо просто научиться не жаловаться на погоду и красиво мокнуть под дождем. А также понять особенность нашей культуры, наш, петербургский стиль жизни. Мы меньше спешим, потому что уже успели сделать самое главное – полюбить Петербург. Такой вредный, грубый, помпезный, имперский и немного заносчивый, но духозаватывающий город!

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook