Выбор редакции

Человек с молотом

Опубликовано 14 ноября 2014 в 20:00
0 0 0 0 0

Труд, как известно, облагораживает и творит много чудес – например, превращает приматов в людей. Неизвестно правда, работает ли это в обратную сторону, но отсутствие занятости и правда негативно влияет на многих.

Конечно, смотреть на чужую работу можно бесконечно, как на огонь. И мне повезло – я смог увидеть и работу, и огонь! А также пообщаться с человеком удивительной профессии – с настоящим кузнецом!

Для меня профессия «кузнец» представлялась всегда чем-то архаичным и очень редким, вроде лингвиста, которые занимается финикийским или вообще мёртвыми языками.  Как ни странно, эта специальность не канула в Лету, а продолжает активно и эффективно существовать. Что стало для меня ещё большим открытием, так это то, что в нашем современном роботизированном мире большинство процессов кузнец выполняет сам, полагаясь лишь на силу рук, верность глаза и навыки. В общем, я решил напроситься в подмастерья.

После недолгих переговоров, конечно же, благодаря моему животному магнетизму и невинным глазам, меня пообещали научить делать настоящие кованные четырёхгранные гвозди и в процессе дать интервью. Как сказал мастер, гвозди — это квинтэссенция кузнечного мастерства и именно с него я в любом случае начинал бы свое обучение.

Кто же такой кузнец? Кто этот труженик молота и наковальни, гениальный мастер, в чьих руках холодный металл приобретает облик, а возможно, и душу?

Знакомьтесь, Евгений Гробов, мой временный наставник, кузнец и байкер.

Евгений Гробов

Давно ли ты работаешь кузнецом?

Около 6 лет, точнее сказать не могу, поскольку не счёл нужным отмечать день начала овладения новой профессией.

Кем ты до этого работал?

Я по специальности зубной техник, занимался литьём зубных протезов, которые потом уже обрабатывались стоматологами. Работа была прибыльная, но не устраивала по нескольким моментам. Во-первых, в ней не было самореализации. На данном этапе жизни эта цель стоит у меня во главе угла. Всё остальное отходит на задний план. Во-вторых, у меня не было контроля над своей жизнью, поскольку я работал не тогда, когда хочу, а когда надо. У меня был график работы, при котором я обязан до определённого момента прийти работу и находиться на ней. Здесь же я сам себе начальник. У меня сдельная работа, при которой я ни перед кем не отчитываюсь ни в чём, кроме как в результате. Я могу прийти утром и уйти ночью, могу уйти среди дня. Главное, что я сам контролирую свой день. В-третьих, здесь я могу заниматься творчеством, поскольку кроме кузнечных изделий я создаю восковые слепки для скульптур, по которым их потом отливают. У меня на родине в краеведческом музее скоро будет выставка моих работ.

Как ты стал кузнецом?

После работы зубным техником я попробовал свои силы в барном бизнесе. Там я пришёл к выводу, что я коммуникабельный экстраверт, но общаться с людьми, работать за баром от звонка до звонка — это не моё. И тогда я стал подмастерьем у Ашота Робертовича, моего наставника и начальника, который обучил меня всему, что я знаю.

Большая конкуренция в Питере у кузнецов?

Как говорится в поговорке, в лесу столько волков, сколько он может прокормить. Так что, на данный момент существует некий баланс среди кузнецов. Кузнец кузнецу рознь, причём разные мастерские занимаются отдельными направлениями: кто-то делает оружие и доспехи, кто-то делает массовую штамповку, и т.д.

Как может человек с улицы стать подмастерьем?

Есть два способа. Он может отучиться в специализированном ВУЗе на факультете обработки металлов и пойти работать по специальности. Или он может пойти просто в подмастерья. Второй вариант зависит целиком и полностью от настроения кузнеца или его потребности в подмастерьях. У него будет испытательный срок, и если руки растут из правильного места, то всё получится.

Какой возрастной потолок у кузнеца?

Есть шутка, что кузнеца из кузницы вынесут только вперёд ногами. Однако же каждый человек хочет добиться того этапа развития, когда ему не придётся работать ради денег. Если говорить конкретно про кузнецов, то есть кузнецы, чей опыт и навыки настолько высоки, что им самим не нужно работать, разве что чисто для души. Как например, мой наставник. Даже если бы выбор стоял между высокооплачиваемой работой, не связанной с работой рукам, и возможностью продолжать работать помощником моего мастера, я бы выбрал второе. Ну а если я продолжу учиться и улучшать свои навыки, вопрос пенсии решится сам собой.

На Руси кузнецы отличались крепким здоровьем. А какое воздействие кузнечное дело оказывает на современных кузнецов?

Профессиональные заболевания у кузнецов такие же, как и у других производственных специальностей. Респираторные — от железной пыли, болезни суставов, сорванные спины, болезни позвоночника, но в первую очередь ожоги. На Руси вообще народ отличался крепким здоровьем, потому что у них не было всего того, что портит наше здоровье сейчас. Плюс, до изобретения пневмомолота железо отбивалось вручную, огромными молотами, поэтому физическая сила кузнеца не вымысел. Даже махая обычным молотом невозможно не прокачать мышцы, а представьте, что вес молота вырастет в десятки раз. Ну и поскольку все железные изделия изготавливались вручную, а спрос на них был большой, кузнецы очень хорошо зарабатывали, так что могли себе ни в чём не отказывать. Другое дело, что времени свободного у них почти не было, но это уже другой вопрос.

В любой специальности, которая связана с самореализацией, нужно находить золотую середину между бизнесом, творчеством и принципами. Как с этим обстоит дело у тебя?

Если говорить коротко, то мой интерес в выполнении данного вида работы находится в обратной пропорции к стоимости. Грубо говоря, даже если мне не интересно работать над данным изделием, мою работу можно купить, увеличив цену. Конечно не до бесконечности, просто работая над таким изделием я буду абстрагироваться и думать о том, какие блага принесёт мне эта работа, либо для удовлетворения моих потребностей, либо для приобретения материалов для творчества.

Какая твоя любимая и не любимая часть работы?

Не любимая часть — это подготовительная. Работа в кузнице с молотом и наковальней — лишь верхушка айсберга. Этому предшествует работа с чертежами, измерения, обрезка заготовок, разметка материалов и т.д. А любимая часть работы — та, что связана с самореализацией, то есть создание конечного продукта.

Мог бы ты подковать лошадь?

Изготовить саму подкову и подковочные гвозди для кузнеца не составит труда. А вот правильно подковать лошадь, не повредив ей при этом копыто — это уже гораздо сложнее. Мне нужно было бы освежить кое-какую информацию, но думаю, я бы справился, поскольку уже делал это.

Как окружающие относятся к тебе, когда ты говоришь, что ты работаешь кузнецом?

Поскольку в Питере довольно много кузнецов, и многие с ними сталкивались, то они судят кузнеца по его работам, а не внешности. Как и люди творческих профессий – художники, артисты, писатели. Для меня лично это настоящая байкерская профессия. Большинство людей относятся нормально, но были и такие, для которых кузнец это сродни среднего токаря на заводе, хотя это заблуждение. В кузнечном деле нужно работать головой и руками, иначе можно остаться без рук.

По окончании интервью мы перешли к созданию моего «шедевра». Сам процесс выглядел как алхимия, с кучей непонятных технических терминов и использованием разнообразных приспособлений, из которых я узнал только молот и наковальню. Также мне показали на самый большой агрегат и сказали, что это пневмомолот, которым куют железо. Меня к нему, правда, не подпустили, не готов был мой наставник брать за меня такую ответственность. А вот к остальным этапам я имел непосредственный доступ. Ну и пусть, что чудно и ладно вышло только благодаря кузнецу, а сам то я вроде бы ничего особенного не сделал, но это был мой гвоздь, ручного изготовления, он остался мне как память об этом волшебном интервью. Скажу честно, у меня появилось желание стать кузнецом. Может это уважение к физической силе кузнеца, которая видна невооруженным глазом и является неотъемлемым результатом его работы. А может, это желание прикоснуться к прекрасному, создавать нечто неповторимое, неожиданное и неординарное. Не исключено, что это связано с моими личными умозаключениями, вызванными наблюдением за работой проводника в мир раскалённого металла, желание подражать конкретно его примеру? Не знаю, одно могу сказать точно – для меня властелины гнутого железа стали хоть и менее загадочными, но еще более привлекательными фигурами. А потому бью вам челом, я теперь точно знаю, почему я вас уважаю.

Текст: Назар Запорожский
Фото: Тася Сойтонен

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook