Развлечения

Грамматический каминг-аут

Опубликовано 26 июня 2014 в 21:20
0 0 0 0 0

«Тот, кто идет не в ногу, слышит другой барабан»
К. Кизи

Я всегда страдал от того, что органически не способен идти в ногу. Вроде бы пригож собой, неглуп, и руки растут откуда надо, а всё равно дружно со всеми маршировать в светлое унифицированное будущее не получается. Из-за дурацких ограничений по возрасту пришлось учиться два вторых класса. На черчении, начертательной геометии и инженерной графике я прекрасно делал разрезы, объемные проекции, но всё упиралось в то, что даже при наличии линейки, прочертить прямую линию у меня не выходило. Постоянно участвовал в городских олимпиадах по физике и грезил о том, как смышленый инженер Полотенченко, будет решать сложные прикладные задачи. Даже поступил на бюджет в ИТМО, но образование заканчивал в университете Культуры. Я и в Петербург-то, вы будете смеяться, переехал из-за климата.

Сразу по приезду приятно поразился чистоте русской речи, за исключением некоторых диалектных вещей, вы их и сами знаете — греча, кура, шаверма, поребрик, бадлон. А еще местному языковому снобизму. У петербуржцев есть искренне убеждение, что все должны говорить правильно, то есть по-петербургски. Просишь в магазине батон подмосковный в нарезке, тебе его приносят,с гаденькой ухмылкой — вот, мол, ваша булка, господин нездешний. Или приглашают в гости, говорят третья парадная, этаж 4, квартира 49, а там хрущ такой, в котором не то что парадной лестницы нет, но и по той, что есть, не всякий представитель низшего сословия пройти решится. При этом, предложения называть подъезд подъездом встречают решительный отпор. Вернее, от северного варвара стерпят, но сами так говорить про свою прекрасную «парадную» никогда не станут, и это касается, кажется, всех коренных жителей районов массовой застройки. a_8a3309a6

Меня всегда смущало пресмыкание претендующей на интеллигентность части общества перед неким Розенталем. Полагаю, что эти люди склонны верить догматам, не пытаясь рассуждать, откуда они взялись, какова их подоплека, закономерности. А я, напротив, не склонен доверять ничему, пока не проверю это на практике. Да и вообще, будут еще меня, русского человека, сибиряка, попрекать наследием старого мертвого еврея, будто я родной язык коверкаю! Я язык использую скорее интуитивно, чем следуя правилам. Если я буду употреблять все петербургские диалектизмы, у вас навряд ли получится определить меня как человека пришлого ни по темпу речи, ни по её чистоте — я не окаю, как вологжане, не тяну слова, подобно москвичам, не употребляю фрикативной «г», как выходцы с южных территорий, а от пермского наречия, воспетого в сериале «Реальные пацаны, у меня волосы на заду натурально дыбом становятся.

Водится за мной лишь один речевой грешок — люблю говорить «звóнит». Если поначалу я еще пытался что-то с этим делать, внемля общественному мнению о недопустимости такого ударения, то последние годы стал употреблять данную форму осознанно и специально. У меня даже есть небольшой кружок единомышленников, которые поступают так же потехи ради. Для легитимации такой формы был наскоро слеплен симулякр «зауральского диалекта», которым мы и оправдывали свои языковые бесчинства — поди-ка съезди за три тысячи верст, чтобы проверить, говорят ли так на самом деле. В глубине души я чувствовал, что форма «звóнит», хотя и является потрясением «розенталевских» порядков в мутной водичке русских языковых норм, но она не свалилась с неба. Многие её используют не из-за якобы «низкой» культуры, а, напротив, оттого, что эта форма более органична, более мелодична, и интуитивно в мозгу первым делом всплывает именно она, а уже потом, при произношении, ударение корректируется в соответствии с социальной нормой. Единственный аргумент лингвистических фундаменталистов — «звóнит от слова вонь». Но ведь использование этого аргумента также легитимизирует приставку «з», которой, согласно тем же догматам быть не должно. А глагол «звóнит» на самом деле образован от слова «звон», в котором, о чудо, ударение падает на единственный слог. 3875143+_16db7f66a8b6851f2a0c6ea92955449a Первый звоночек для меня прозвенел во время просмотра лекции Михаила Даниэля «О недоязыках» в Яндексе. Там вообще довольно много занятной информации, например, откуда берется знаменитое «жи есть», или как происходит становление пиджинов, но начиная со 105-й минуты он переходит к обсуждению понятия языковой нормы, где рассказывает о тенденции перехода ударения в глаголах с окончания на корень. А буквально на днях, о допустимости формы «звóнит» заявил и портал Грамота.ру, чем буквально взорвал журналистское сообщество, выкормышей розенталевского гнезда. И тогда я понял, что мы больше не одиноки, нас довольно много. Теперь в спорах с граммар-наци сможем подкреплять свою аргументацию мнениями лингвистов. Язык, вопреки распростаненному заблуждению, не гибнет, а систематизируется. Эпоха лингвистической дискриминации подходит к концу, настало время выходить из шкафа. Больше не придется стыдиться своей речи, ведь «звóнит» — больше не отклонение, а лишь вариант нормы. Более того, рядом с формой «звони́т» в словарях в обозримой перспективе может появиться унизительная пометка «устар.» или даже «простонар

«Сначала они не замечают вас, потом пишут со сноской «простореч.», потом вы остаётесь единственным вариантом» Vladimir Iofik

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook