Общество

Идея: уехать в Киргизию, чтобы учить местных детей русскому языку

Опубликовано 01 июня 2016 в 14:38
0 0 0 0 0

Как стать учителем без профильного образования? Правда ли, что дети во всех странах хулиганят одинаково? И чему может научить тебя Азия всего за пять дней? Участница волонтерской программы Виолетта Полякова рассказала TNR, как любовь к русскому языку довела её до сельской школы в Киргизии.

Фото: Виолетта Полякова

Фото: Виолетта Полякова

Подготовка

О наборе на программу «Послы русского языка» я узнала в последнюю неделю, буквально прыгнула в последний вагон. Для участия в первом этапе нужно было записать видеоролик — на камеру прочитать стихотворение русского поэта. Я читала пастернаковское «Быть знаменитым некрасиво». Затем заполнила анкету, где нужно было указать несколько достижений, с этим проблем не возникло — в школе я была призером всероссийских олимпиад по литературе.

Успешных кандидатов пригласили на форум в Ростов-на-Дону. Требования к участникам не самые высокие: посол русского языка — это студент или молодой специалист, не обязательно с филологическим образованием, но обязательно с гуманитарным. Но больше всего ценится коммуникабельность, открытость, обаяние и прочие навыки, помогающие в работе с детьми. Кстати, педагогический опыт тоже не важен, у меня, например, его не было вовсе.

В Ростове нас ждали три дня лекций и мастер-классов и знакомство с методикой преподавания русского языка как иностранного. В финале мы должны были провести фрагмент открытого урока. Уроки мы вели в парах, мне в партнеры достался чудесный Ярослав — у него, в отличие от меня, уже был опыт работы с детьми, да еще и психологическое образование. Открытый урок прошёл хорошо, и мы оказались в числе 74 человек, которые получили сертификат «Послов русского языка». Из всех участников ростовского форума отобрали только половину. Нам сообщили, что экспедиции состоятся осенью, а перед этим будет еще одна серия семинаров в Москве.

Выбор страны

Изначально речь шла только об Армении, Узбекистане, Кыргызстане и Таджикистане. Я выбрала Киргизию. Просто нашла в сети смешную фотографию ребенка-кыргыза — абсолютно круглого мальчика с узкими, слегка припухшими глазами и улыбкой во все белоснежные зубы.

Я влюбилась! И подумала: если один ребенок вызывает во мне столько эмоций, что же будет, когда их станет тридцать?

Фото: Виолетта Полякова

Фото: Виолетта Полякова

Мой выбор оказался успешным, потому что, например, Узбекистан в последний момент отказался от участия. Просто сказали, что не готовы принять послов. Всё-таки Узбекистан —довольно закрытая страна, более авторитарное государство. В итоге Узбекистан заменили Молдовой, что тоже стало проблемой. Экспедиция по времени совпадала президентскими выборами, в стране начались беспорядки и гонения на носителей славянской культуры только усилились. На плечи ребят, которые не побоялись и отправились туда, легла нелегкая ноша: поддержать, а где-то и возродить, интерес к русскому языку.

О всех этих аспектах нам сообщили в Москве, на лекциях Института русского языка им. Пушкина. Ведущие преподаватели рассказывали нам о культуре и ментальных особенностях тех стран, в которых нам предстояло работать.

Кыргызстан

В аэропорт мы приехали с огромными рюкзаками, в которых было по много килограммов раздаточного материала, пособий, подарков для детей, учителей и семей, в которых нам предстояло жить. Из-за такого объемного багажа мне даже пришлось оставить свои теплые вещи. Мы не знали ни куда мы едем, ни что нас там ждет, ни как нас встретят по приезде. Конечно, я не чувствовала себя послом ООН, но рассчитывала на широкий прием. Каково же было мое удивление, когда в Бишкеке нас встретил неприметный микроавтобус!

Первый культурный шок у меня случился уже по дороге в гостиницу, когда, выглянув из окна автобуса, я увидела местных жителей в национальной одежде и на ослах! Это поражает, потому что в России такого точно не увидишь даже в глубинке. Для кыргызов такой образ жизни — обычное дело.

Фото: Виолетта Полякова

Фото: Виолетта Полякова

Второй шок — от места, в которое нас привезли. Я не ждала пятизвездочного отеля, но рассчитывала хотя бы на горячую воду

Привезли же нас на рынок, а на его территории располагалась странная гостиница, вероятно, предназначавшаяся для приезжающих торговцев. Позже я поняла, в чем причина. В Кыргызстане очень заметна пресловутая «клановость» сознания и общества, откровенное кумовство. Если у тебя есть дальний родственник с гостиничным бизнесом и делегация, которую нужно разместить, он отправит гостей к своему родственнику, чтобы тот не обиделся и подзаработал.

Позже нас снова разделили на пары, каждая отправлялась в село или поселок, чтобы в течение пяти дней преподавать в одном классе. Со мной в дуэте оказалась филолог Аня из Омска. Нас отправили в поселок Кара-Жыгач. Принимающей семьей оказалась семья местного завуча Зухры Мижитовны. Она преподает русский и сама прекрасно на нем говорит, семья у нее тоже русскоговорящая — так что нам крупно повезло. Встреча была необыкновенно теплой, там предоставили хорошую комнату и всю неделю ни в чем не отказывали. Мы же с собой привезли национальные сувениры вроде матрешек и домовят. Над вторыми кыргызы, кстати, очень смеялись.

Школа

Школа в Кара-Жыгач похожа и не похожа на обычную сельскую школу одновременно. В России сельские школы — это почти всегда ободранные парты, покосившиеся двери и ужасные туалеты. В Кара-Жыгач было по-другому: очень светлое здание, стены, увешанные картинами и стенгазетами, выставка детских рисунков… Было ощущение, что именно здесь нас ждали.

В Кыргызстане есть три типа школ — с преподаванием только на русском, только на кыргызском и смешанный. Очень много зависит от географического положения. Юг граничит с Узбекистаном, у стран очень тесные культурные и экономические связи, поэтому кыргызам-южанам фактически не за чем учить русский. На севере все по-другому. Там много и хорошо говорят по-русски, потому что для них это важно — уехать из страны со знанием языка. В Киргизии учиться негде, работать негде, бизнес построить тоже практически невозможно. Конечно, все едут в Россию. Но как раз киргизы чаще всего приезжают к нам учиться.

Это обычная практика, когда кыргызская семья отправляет ребенка в российский вуз

Фото: Виолетта Полякова

Фото: Виолетта Полякова

Нам с Аней достался 6 класс. Первый урок прошел неплохо, но смешно. Мне было непривычно и приятно чувствовать себя в новом статусе «Виолетты Андреевны», хотя ученики были одного со мной роста, а некоторые мальчики даже выше. Разница между девочками и мальчиками там колоссальная. Девочки почти всегда очень тихие и ласковые скромницы, а мальчики громкие и пассионарные лидеры.

Дети оказались очень контактными, хотя проблемы все-таки были. Мы не ставили себе цель научить их разговаривать и писать по-русски, тем более, что у них уже были какие-то знания и небольшой словарный запас. Мы хотели именно вовлечь их в коммуникацию на русском, потому что иногда в разговорах с нами и почти всегда между собой они переходили на кыргызский. Через пару дней языковой барьер все же был преодолен, и даже мы с Аней иногда употребляли что-то из кыргызских слов, например, «азамат» — «молодец».

Для меня гораздо важнее было стать им другом и сделать так, чтобы и между собой они тоже подружились. Удивительно было объяснять какие-то прописные истины. Например, что драться — это плохо. Как и все дети, наши ученики постоянно дрались, причем мальчики нещадно колотили девочек. Приходилось объяснять, что бить девочек нельзя, несмотря на все установки вроде «мужчина всегда главный».

Но стоило только употребить фразу «настоящие мужчины так не делают», как у мальчишек сразу же менялся взгляд — было видно, что в внутри начинался какой-то мощный процесс переосмысления

Мы пробыли там пять дней. Много это или мало? Для того, чтобы стать другом — достаточно. Потом пропал бы эффект «вау!», мы наверняка надоели бы ученикам, и вряд ли бы открылось второе дыхание. Но для меня это первый и потому бесценный опыт работы с детьми, я словно прыгнула с высокого обрыва в воду, даже не догадываясь, где дно.

Фото: Виолетта Полякова

Фото: Виолетта Полякова

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook