Образ жизни

Интервью с Антоном Долиным

Опубликовано 28 ноября 2016 в 16:44
0 0 0 0 0

TNR слушала Антона Долина на лекции в Александринском театре и в женской колонии. Теперь настал черед интервью в книжном магазине «Подписные издания».

«Перед любым фильмом выпейте чашечку кофе, потому что засыпать в кино очень обидно» — такой совет даёт кинокритик Антон Долин на презентации книги про братьев Дарденнов, к которой он написал предисловие и послесловие.

Перед показом их фильма «Розетта» остается всего полчаса, Антон заказывает чашку кофе в кафе «Подписных изданий» и садится напротив. Найти в его графике свободную минуту было непросто, но у нас получилось.

В первую очередь, мне было бы интересно узнать, как произошло ваше знакомство с самими братьями Дарденн. Тем более, вы сегодня говорили, что их творчество во многом определило желание стать кинокритиком.

Познакомились мы очень просто. В Каннах и на других международных кинофестивалях всегда есть преимущество у того журналиста, который владеет не только английским языком. На братьев Дарденн всегда стоит огромная очередь желающих пообщаться, но из международной прессы франкоязычных очень мало. Их, собственно, почти нет.

И я пришёл к их агенту и говорю «Я говорю по-французски, можно ли мне попасть на групповое интервью?». Меня включили в список. Так и пошло-поехало, пообщались. Они очень открытые, хорошие люди, моментально отреагировали на моё желание перевести дневники, написать о них книжку и сделать интервью. Приняли меня у себя в студии, мы очень хорошо пообщались. Действительно, они очень открытые и симпатичные, для них уже одно внимание к их творчеству и, тем более, понимание этого творчества – достаточный повод, чтобы с человеком вступить в контакт. Никакой снобизм им не свойственен вообще.

У вас сейчас с ними дружеские или все-таки профессиональные отношения?

Всё равно профессиональные. Дружеские отношения – отношения, ничем больше не отягощенные. Если в них вмешивается что угодно – любого рода работа, интерес или выгода, — это уже не дружба в полном понимании этого слова.

Дарденны завоевали популярность благодаря фильму «Розетта»: его считают лучшим в их карьере. Вы согласны с этим?

Для меня – да, он лучший. Или один из лучших. В любом случае, это самый радикальный их фильм, наиболее резкий, наиболее, если так можно сказать, авангардный, наиболее новаторский и революционный для своего времени. Он во многом определил некие правила – как для самих Дарденнов на будущее, так для современного кинематографа. Поэтому, «Розетта» — это такой фильм-манифест, хотя он и не задумывался как таковой. Они его снимали просто как историю персонажей, которых они придумали. Но получился фильм-манифест. Хотя, по сути, это житейская история о людях, которые хотят устроиться в обществе и быть «как все». Для многих это почти нерешаемая задача.

В вашей библиографии значатся режиссеры Алексей Герман, Такеши Китано и Ларс фон Триер. Теперь — Дарденны. Что роднит бельгийцев с рассмотренными ранее персонажами?

На самом деле, ничего специально их не роднит, кроме того, что у меня есть особенная слабость к североевропейскому кино. Не знаю, с чем это связано, Россия же тоже ― северная Европа. Триер – датчанин. Рой Андерсон, о котором я тоже писал – швед. И Дарденны – бельгийцы. Это такие неприветливые мрачные края, в то же время, очень романтические и красивые, и вот эта скупость красок и аскетичность пейзажа городского, в котором разворачиваются действия фильмов, с самого начала меня привлекли. Почему-то мне это близко и интересно.

Есть люди, которых тянет в сторону Италии, а меня тянет туда, на север.

Кроме того, то о чем я говорил: внимание человека к человеческому, – гуманизм, проще говоря, — то, что свойственно всем режиссерам, про которых я так или иначе писал, которых я сильно люблю. Герман – тоже замечательный режиссер. Всегда, когда мы вспоминаем фильмы Германа, представляется зима, снег. Почему снег? В России он идет не круглый год, а два-три месяца. Тем не менее, для него эта «зимнесть» очень важна. И герой Дарденнов, который замерзает в холодной реке, например — им постоянно зябко, неуютно, и это чувство в природе, а не только в окружении других людей – это очень важное условие существования их персонажей. Вот, наверное, поэтому.

Вы сегодня говорили, что в России Дарденны не пользуются популярностью. Если они про общие житейские проблемы, касающиеся всех людей, то с чем это связано, как вы думаете?

А кто сказал, что фильмы про общие проблемы должны пользоваться популярностью? У нас любят, скорее, исключительное, романтическое какое-то, красивое. У нас не любят, когда некрасиво. В нашей жизни так много уродливого, что мы все время пытаемся отыскать что-то красивое. Сама неприглядная жизнь, показанная русским авторским кино, отталкивает зрителей очень часто. И такое кино смотрят единицы.

Какие режиссеры наиболее интересны вам, скажем, за последнее десятилетие?

Очень много важных для меня режиссеров. Не знаю, с кого начать. Фон Триер, да, из европейского кино. Те же братья Дарденны. Кристи Пую, Кристиан Мунджиу, Корнелиу Порумбою – три ведущих режиссера современного румынского кино, которое мне тоже очень нравится. Я уверен, что гением является Хаяо Миядзаки, режиссер анимации из Японии, вся студия PIXAR, которая в Америке работает и делает потрясающие мультфильмы. Мексиканский режиссер Гильермо дель Торо мне очень близок. Братья Коэны, Джим Джармуш, Дэвид Линч – любимцы из американских независимых режиссеров. Из более молодых – Пол Томас Андерсон, человек колоссального таланта. В России я очень люблю фильмы Андрея Звягинцева, Сергея Лозницы. Это больше из тех, кто сейчас живет и работает — понятно, что я обожаю фильмы Германа или Муратова, который перестал снимать и не участвует активно в жизни кинематографа. Очень люблю корейское и китайское кино – вообще азиатское кино заслуживает внимания. Мои вкусы разнообразны, параллельно люблю и Спилберга, и Кэмерона. Каждый новый их фильм – для меня большое событие.

Каких премьер вы ждете больше всего? Что впечатлило из уже просмотренного?

Фильм Тома Форда «Под покровом ночи» — один из самых ожидаемых в этом году. Также, «Паттерсон» Джима Джармуша – большое произведение искусства. «Тони Эрдманн» Марена Аде – немецкий фильм, удивительный, который в Каннах получил приз прессы. Это один из главных фильмов года.

Какие неизбитые новогодние фильмы – Ваши любимые? Что бы Вы посоветовали?

Они все избитые. Но любимые – «Гремлины», «Кошмар перед Рождеством», то есть, фильмы, в которых есть немножко какого-то мрака. Еще был фильм финский, совершенно дикий, но прекрасный, «Санта на продажу» он назывался. Про Санта-Клауса-людоеда.

И он тоже мрачный?

Нет, смешной. Там главный герой – ребенок.

Вопросы: Мария Уточкина

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook