Развлечения

«Как мы сделали выставку Сальвадора Дали». Мастер-класс PR-директора Музея Фаберже

Опубликовано 16 мая в 15:57
0 0 0 0 0

Очередь в музей за последние пару лет превратились в новые достопримечательности обеих столиц: Серов в Третьяковке, Айвазовский в Русском музее, Фрида Кало и Сальвадор Дали в Музее Фаберже. Растянувшаяся по Дворцовой вереница туристов, желающих попасть в Эрмитаж, едва ли удивляет петербуржцев, но ведь на набережной Фонтанки стоят не приезжие.

Откуда взялся такой ажиотаж, что самое сложное в организации временной выставки и зачем Музею Фаберже Сальвадор Дали, выясняла корреспондент TNR Алиса Никитенко на мастер-классе PR-директора Музея Фаберже Екатерины Петуховой «Как мы сделали выставку Сальвадора Дали».

Екатерина, Музей Фаберже два года подряд привозит в Петербург сюрреалистов. В прошлом году — Фриду Кало, а в этом – эпатажного Сальвадор Дали. Зачем, вообще, музеи проводят временные выставки? Почему бы не ограничиваться имеющейся экспозицией?

— Сколько раз вы были в Эрмитаже? Сколько бы ни были, в лучшем случае 70% экспозиции видели. А Музей Фаберже можно обойти весь за пару часов и прийти второй раз освежить воспоминания лет через 5. Но ведь каждому музею хочется, чтобы стояли очереди, чтобы людям было интересно, и они бы приходили снова и снова. Для этого даже  Эрмитажу нужны временные выставки. Другой вопрос – разница в сложности осуществления. У Эрмитажа есть свои огромные коллекции, есть шедевры, и они просто могут обменяться с любым иностранным музеем. Мы вам Рембранта, а вы нам Дали.

Но в нашем случае вариант обмена «яйца – картины» неосуществим, ибо музей называется «ФАБЕРЖЕ», как никак. Остается один вариант – купить. Мы платим музеям, частным коллекционерам за возможность привезти и показать.

Но это абсолютно меценатская история, так как вкладываются большие средства, которые отбить даже с такими очередями – невозможно. Поэтому это все реализуется за счет людей, любящих искусство.

Что было труднее всего при организации этой выставки?

— Картины Дали находятся по всему миру, и собрать их воедино сложно. Сам он после смерти завещал свои произведения Испании. Испания передала наследие фонду «Гала-Сальвадор Дали». Этот фонд руководит несколькими музеями, в том числе домом-музеем в Фигейросе, который и предоставил основную часть работ для нашей выставки. Также мы сумели привезти одну картину из Лондона и уговорить несколько частных коллекционеров дать нам работы. Очень много картин Дали в Америке, куда они с Галой переехали. К сожалению, политические моменты затрудняют коммуникацию даже на культурном уровне. Но мы надеемся, что отношения скоро наладятся и нам удастся сделать выставку еще больше.
Получить разрешение, чтобы привезти картины – это далеко не все. Самое интересное – транспортировка. Никто никогда не разрешает везти все картины один грузом. Картины делятся блоками, упаковываются, и с каждой партией, вне зависимости от вида транспорта, едет сопровождающий этой коллекции. После прибытия на место картины нельзя сразу распаковывать, они должны отстоятся в темном помещении с определенным уровнем влажности, где хранители картин ходят с кучей приборов и измеряют не слишком ли влажно, не слишком ли холодно, не слишком ли жарко.

К картине относятся как к живому организму. Поэтому не каждый музей может себе позволить привозить картины даже не только из-за финансовых нюансов, но и технических.

Кто является главным в организации выставки?

— Главный человек выставки – ее куратор. И для России это очень большая проблема, которая берет своё начало в музейном образовании. Найти куратора по искусству XX века у нас очень сложно. Но поскольку мы сотрудничали с музеем в Фигейросе, его директор Монсе Агер, один из самых больших специалистов по Дали во всем мире, согласилась стать куратором нашей выставки. Что, кстати, было не очень простым шагом для нас. Надо сказать, она женщина строгая, ей хотелось, что бы мы сделали как она говорила, а у нас было своё, российское преломление, и иногда у нас бывали очень бурные дискуссии. Но, ура, все получилось!
Что такое работа куратора? Это умение поместить работы художника в какой-то контекст. Это умение объяснить человеку, что вот эти текучие часы – это искусство, что не так просто. Дали брал обычные вещи и помещал их в особый контекст.
У куратора родилась прекрасная идея, показать Дали не как сюрреалиста, что всем и так известно, а как классика. Обратить внимание на то, что он с самого начала интерпретировал сюжеты классической живописи, обращался к классическим художникам возрождения, образам возрождения.

Без кого выставка не может состояться, так это без монтажников. Это самые важные наши люди, которые трудятся без устали и сна и к открытию выставки они ненавидят всех и говорят практически исключительно матом.

И если Фрида писала маленькие картины, то с Дали там немного уже другие размеры. Поэтому их можно понять.

Ну, зато картины носят, не железки! А как работали над рекламой выставки?

— Придумать видеоролик для Дали было сложно. Взять известные картины мы не могли, ибо на выставку их не привезем, и люди почувствуют себя обманутыми. И поскольку у нас самая большая выставка Дали в Петербурге, то у нас появилась идея сделать слоган — «Много Дали». Мы показали людей в масках Дали в самых разных жизненных ситуациях. Снимали мы ролик 1 день всего лишь, так как получали разрешение от ГИБДД и прочих. Самый сложный был кадр с собакой, ей не была понятна идея маски Дали, но она стала просто лучшим актером. А помогают поддерживать репутацию выставок известные люди, которые на них приходят.

Первым на открытие, кстати, в этом году пришёл Киркоров. Сказал выставка зарядила его положительной энергией на концерт. Ну, это главное!

Как Вы думаете, какой уровень осведомленности в искусстве у петербуржцев?

— Судя по очередям, которые стоят каждый день – высокий. Человек может пойти и провести своё время как угодно. Но в Петербурге часто люди стали выбирать поход в музей, не важно в какой. И это, естественно, очень приятно. Возможно, люди устали от негатива, который в нашем мире происходит и решили преобщиться в высокому, это же здорово!

Какие ближайшие выставки ожидаются в музее Фаберже?

— Сейчас обговариваем Уорхол и Баския, но это не раньше конца этого года. Сложности связаны, первым делом, с технической точки зрения: договоренности, транспортировка. Ну и финансовые затраты, конечно.

Ну, тогда мы в предвкушении и ждём новые шедевры!

— Будем стараться!

Записала Алиса Никитенко

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook