«Листопад» Отара Иоселиани: истина в вине



19 октября в киноцентре «Родина» прошел показ первого полнометражного фильма «Листопад» знаменитого грузинского и французского режиссера Отара Иоселиани.  Насладиться этим редким удовольствием и погрузиться в вечный мир грузинской притчи удалось корреспондентам The Neva Room.

На протяжении полутора часов в зале «Родины» можно было услышать забытый звук воспроизведения старой пленки. Копия фильма по современным меркам явно нуждается в реставрации, однако фильм Иоселиани от этого ничуть не проигрывает.

Отар Иоселиани обычно в особых представлениях не нуждается. Его фильмы давно стали классикой советского и грузинского кино вместе с работами Данелия и Абуладзе.

Впрочем, Иоселиани никогда не помышлял ставить границ, в том числе и географических, и в начале восьмидесятых годов его кинематографические интересы без всякой потери переместились во Францию.

Там Иоселиани стал уже классиком кино европейского, а его фильмы получили множество международных наград, в том числе и специальный приз жюри на Венецианском фестивале. За более чем полувековую карьеру в кино полнометражных фильмов у Иоселиани чуть больше десяти, первые три из которых – своеобразные части большой грустной грузинской притчи.

230003797[1]

Любое описание ничего про них не скажет, задача эта – такая же невозможная и неблагодарная, как пересказ длинного кавказского тоста, произнесенного седовласым старцем. Попробовать можно, но выйдет все совсем не так. Красивые тосты нужно обязательно слушать, а фильмы Иоселиани — видеть.

Название первого полнометражного фильма Иоселиани открывают новую эпоху. «Оттепель» уже давно прошла: отцвело лето, но заморозки еще не наступили. В этом настроении прощания с ребяческими иллюзиями Иоселиани очень точно уловил общее состояние советской интеллигенции, полное разочарования и усталости.

14243_cover[1]

В фильме «Листопад» искания юного Нико Нижарадзе, главного героя, еще имеют какой-то смысл , какое-то содержание, пусть и представляются всем остальным известной борьбой с ветряными мельницами. Двух друзей отправляют после института работать технологами на главное предприятие города – винный завод.

Друг Нико, Отар, красивый и высокий молодой человек, сразу же нравится начальству, получает белый халат и приступает к работе. Самая красивая девушка завода и города вскоре согласна пойти с ним на свидание. Нико же весь день бегает, выполняя глупые просьбы своих подчиненных, рабочих завода. Он готов сделать за других любую черную работу, лишь бы все получилось хорошо, но в обеденный перерыв не прочь поиграть в футбол с мальчишками. Ребенок не верит, что на производстве могут быть свои просчеты, на них можно закрыть глаза, сделать вид, что ничего не произошло.

listopad[1]

Большая винная бочка явно не настоялась, для этого нужно много времени, но руководство предприятия решает разлить ее по бутылкам, чтобы не было никакого простоя. Все соглашаются, морщась от выпитого уксуса, что это единственный возможный вариант в подобной ситуации. Все, кроме Нико. Для него это не вопрос чести — скорее, крик недоумевающего ребенка, видящего явную несправедливость. Истина, как оказалось, в вине. Эта истина, одновременно губительна, и спасительна для того, кто ее произнес.

Но это для Нико еще полбеды. Юный романтик нежно влюбляется в самую красивую девушку завода и города, а она, оказывается, не только ему одному уделяет внимание, но и еще десятерым красавцам. Нико даже умудряется получить от одного из них в глаз, и после этого ребенок объявляет бунт против всех: в семье, на работе, среди друзей. Нико вырабатывает защитную реакцию, в этой злости он находит возможность спрятаться от несправедливостей, оказавшихся напористей его.

В начале фильма Иоселиани использует небольшую документальную вставку: жители деревни делают вино. Грубые женские руки нежно срезают гроздья винограда, мужчины топчут эти гроздья ногами, а затем уже льется сок. Но до вина этому соку еще далеко. Может быть, в таком пасторальном мире, искренне любимом режиссером, нашел бы свое место и Нико.

Там произвести плохое вино ― смерти подобно. В городе же, где все подчинено скорости, результат не столь важен, выдержка не нужна. Главное ―сделать дело быстро. В городском мире героям Иоселиани нет места, они к такому темпу вовсе не приспособлены. Вино должно быть выдержанным, разговоры ― неспешными, а взаимоотношения людей ― искренними.

«А иначе зачем на земле этой вечной живу?» ― как пел Булат Окуджава в своей «Грузинской песне».

Текст: Тимофей Степанов




в центре внимания Вернуться на главную

видео дня Песня Филиппа Киркорова, написанная им самостоятельно
Evgeny Gapeev
цитата дня Нисколько не сомневаюсь, что гостям и без того у нас действительно и по-настоящему так весело, что желания вызывать ещё искусственную "радость" у них просто не возникает.
Магомед Даудов, спикер парламента Чечни