Театр

«Медея. Эпизоды». Античное хулиганство

Опубликовано 26 декабря 2014 в 20:31
0 0 0 0 0

Есть такое место — Центр Современного Искусства (ЦСИ) им. Курехина. Место, которое пытается быть как можно «страньше» (как говорила Алиса). Там проходят кинопоказы разных нестандартных фильмов, концерты, спектакли. Нам удалось посмотреть панк-оперу Джулиано Ди Капуа «Медея. Эпизоды». Яркий образец того, что принято называть «современным искусством».

Происходящее на сцене с трудом поддается описанию. Нет ни звонков, ни занавеса. Выходит человек, стучит по музыкальным инструментам, производя шум, потом вдруг начинает обмазываться красной краской. Это — уже представление, или только подготовка? Публика поглядывает на сцену с ленивым любопытством. Скоро, впрочем, сонливость и скука слетает даже с тех, кто зашел в зал так, погреться.

Шума много. Много разбитых вещей, брызг и красного цвета. Музыку играет оркестр, находящийся тут же, на сцене. Угадываются восточные, национальные мотивы, но в целом звук больше напоминает какофонию. Сюжетный ряд (если о нем вообще можно говорить) представляет собой монолог Медеи, которая кричит в исступлении, проклиная своего мужа-изменника Ясона, лживые законы той страны, в которую он ее привез, а заодно и публику в зале за то, что та явилась в театр от скуки, за «зрелищем». Иногда монолог героини прерывается песней, а затем начинается снова. Всё действо сопровождается странными анимационными символами и образами, возникающими на экране. В этом во всем как будто бы есть смысл. Не размышление, но открытое и яростное обвинение, обличение современного общества в лицемерии, в том, что оно только притворяется цивилизованным. Но почему-то зрители, слушая монолог, столь провокационный и столь яростно исполненный, улыбаются и тихонько обсуждают какой-нибудь очередной трюк, который только что увидели. Действительно, если у Медеи из пластиковой груди струями льются молоко, это как-то отвлекает от серьезных мыслей. Особенно зрителей на первом ряду. Так что, хотя некий подтекст и заявлен авторами, не думаю, что на этот спектакль стоит идти за «эстетически впечатлением» или багажом полезного опыта. Но цели растормошить и удивить зрителя постановка с успехом достигает.

Медея как героиня по-своему прекрасна. Ее образ в спектакле — то единственное, что напоминает об античной пьесе. Существует миф о Медее, но автор постановки заявлял, что вдохновлялся трагедией «Медея» древнегреческого автора Еврипида. В оригинальном тексте, действительно, мотив обличения общества очень силен. Героиня Еврипида — безумная, прекрасная и гордая женщина, готовая пойти на убийство детей, чтобы отомстить изменнику-мужу, вызывает больше уважения и сочувствия, чем все «нормальные» персонажи пьесы. Именно ее страдания и ненависть, ее ужас перед тем, что задумала сделать, стали основополагающей нотой спектакля «Медея. Эпизоды». Так что без хорошей актерской работы все трюки и крики не произвели бы впечатления. Но актриса Илона Маркарова даже в окружении безумных декораций, даже произнося странный текст, не позволяющий идентифицировать ни время, ни место действия, все же заставляет поверить, что она — царевна, и царевна обманутая, не желающая смиряться с позором.

Согласно мифу, Медея была дочерью правителя Колхиды, но покинула родные земли, потому что полюбила Ясона. Ради любви она помогла ему обокрасть своего отца (увезти золотое руно) и убила собственного брата. Но на чужой земле она недолго была счастлива. Ясон вскоре увлекся другой женщиной, а Медею и детей приказал выгнать из страны. Обезумевшая от горя и ярости, Медея отравила соперницу и убила собственных детей (хотя в этом месте встречаются вариации). Античный миф бесчисленное количество раз получал сценические и киноинтерпретации. «Медея. Эпизоды» — это не интерпретация, а скорее хулиганство на тему. Тот, кто любит новые впечатления и необычные места, скорее всего останется доволен. И пусть садится поближе к сцене.

 

ФОТО Дафна Авдеева

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook