Михаил Астахов, куратор Музея уличного искусства

Опубликовано 12 сентября 2014 в 14:00
0 0 0 0 0

Прошедшим летом Петербург потрясли сразу несколько культурных событий от биеннале Manifesta10. Одним из них стала выставка в Музее уличного искусства. Но и сам музей стал огромным событием для города. О том, какой след он оставил, мы поговорили с одним из кураторов музея Михаилом Астаховым, художественным руководителем творческой группы И.Р.М.А., который несмотря на высокую занятость нашел для нас время и мы за это очень благодарны!  

Завтра, кстати, состоится закрытие сезона в Музее (ш. Революции, 84, вход с Индустриального пр.). «Суперслет», в рамках которого можно в последний раз увидеть экспозиции, посетить концерты, и ночь, посвященную современному искусству. Праздник будет длиться до самого утра — с субботы на воскресенье. Стоимость: с 12:00 — 150 рублей, с 19:00 — 300 рублей.
К тому же 13-14 сентября в Музее уличного искусства пройдет симпозиум «Искусство и Хулиганство».
музей7

Михаил Астахов очень подробно рассказал нам об уличном искусстве, разложив все по полочкам, чтобы уже не оставить сомнений. То, что называется для дураков и чайников.

Михаил, выполнена ли цель Музея? Какова она была?

У каждого, вовлеченного в этот проект, наверняка, была своя собственная цель и задача. Могу ответить только за себя. Когда мы делали самую первую презентацию Музея, в мае 2012 года, на одной из страниц была вопрос, отсылающий нас к творчеству одной из важнейших команд российской уличной сцены: «Зачем?». Ответ в том буклете был пафосный, но искренний: «Чтобы изменить мир, в котором мы живем, к лучшему».

Если говорить о сугубо личном, то цель моей жизни проста и наивна: прожить жизнь счастливо. Музей помог нам, пусть слегка, но уже улучшить Мир, и Музей в мою личную жизнь добавил много счастья. Так что, что касается моей скромной персоны, то ответ утвердительный — цель Музея выполнена.

Музей уличного искусства — это голоса улиц или просто выплеск энергии?

Музей уличного искусства — это место, где такое искусство можно изучать в концентрированном виде, при этом в среде, максимально приближенной к естественной для него, в живом (что крайне важно!) квартале различных зданий, проходов, проездов и построек, пусть даже индустриального назначения. Главное — живет этот квартал своей промышленной жизнью и делится своей витальностью с таким же живым искусством.

от этого искусства просто прет энергетическая волна

Энергия? Кончено, да. Ведь это ключевое свойство уличного творчества. Люди часто спрашивают себя, что же их привлекает в стрит-арте, не видя в нем каких-то привычных художественных «меток», вроде «глубины композиции» или «тонкости штриха», а ответ очевиден: от этого искусства просто прет энергетическая волна, простите мне этот вульгаризм. Именно поэтому так очевидны в уличном искусстве работы -«заказухи», они мертвы и это мгновенно бросается в глаза зрителю. Лед стрит-арта чрезвычайно тонок, и провалиться под него очень легко. Именно поэтому отбор работ в коллекцию Музея всегда осуществлялся филигранно, чтобы избежать подобных ляпов, и именно поэтому от всех них зритель получает энергетический заряд, потому что все по-честному, и дай Бог, так и будет продолжаться впредь.

Лед стрит-арта чрезвычайно тонок, и провалиться под него очень легко

«Смерть — повод к миру». Паша Бумажный

«Смерть — повод к миру». Паша Бумажный

Но все же музей и уличное искусство кажутся вещами несовместимыми…

Попробую высказаться упрощенно. Если есть холст и масляные краски, то этот набор при должном усердии превращается в картину для внутреннего убранства дома. Стена дома и баллончик акрилового спрея при взаимодействии создают работу «уличного формата». Мне лично не видно каких-то особых проблем, чтобы для себя идентифицировать, что относится к уличному искусству, а что, допустим, к станковому. Другое дело, что те же станковые работы представителей «уличной волны» серьезно отличаются от художников-традиционалистов по своей энергетике, то, о чем мы уже говорили.

Улица привносит в творчество автора своеобразный вирус свободы, и в каком бы стиле он ни работал, влияние улицы будет заметно, прежде всего презрением многих привычных рамок. Что, конечно, придает особую харизму работам уличных художников.

И еще один момент. Через сто лет будут жить люди, некоторые из которых будут живо интересоваться «уличной художественной графикой конца XX-начала XXI века». Все же, согласитесь, это интересная особенность нашего времени и не стоит думать, что так будет продолжаться вечно — могут измениться предпочтения, могут измениться художественные техники, могут измениться сами города. Но в истории культуры человеческой цивилизации современный стритарт обязательно сохранится. А вот сохранятся ли его материализованные воплощения, кроме фотографий и мемуаров — далеко не факт.

Посмотрите, сколько погибло прекрасных монументальных работ советского периода, Москва и Петербург практически полностью лишили себя этого культурного слоя, хотя это интереснейший пласт отечественной культуры. Поэтому миссия Музея стрит-арта в том числе и в том, чтобы сохранить для потомков слепок одного из заметных феноменов современного искусства.

Сейчас Музей воспринимается многими как оксюморон и повод для споров, но завтра он будет восприниматься как нечто, за что его создателей будут благодарить. В первую очередь за то, что со-хра-ни-ли.

Состоялся ли диалог с публикой?

Это — вопрос к публике. Мне лично все нравится.

Conversation. Алексей Лука

Conversation. Алексей Лука

Как вы относитесь к последним инициативам властей о выделении специальных мест (пока адресов 102) для легальных граффити? Можно ли таким образом «загнать» художников в рамки?

«Пусть цветут тысячи цветов!» — вот, как я к этому отношусь. И я рад, что власти пошли на подобные шаги, потому что это лишь свидетельствует о зрелости наших властей. А по поводу рамок… Знаете, если художник загнан в рамки, то он не Художник (в чьем корне присутствует Дух, если внимательно вглядеться в это слово), а оформитель. Думаю, властям в наши времена нужнее и важнее найти подпитку от творческого Духа, нежели покровительствовать уличному «зоопарку» оформителей, и, полагаю, именно поэтому они на этот шаг и пошли. Подобные инициативы взаимообогащающи, это улица с двусторонним движением, главное, чтобы все это понимали.

Публика до сих пор не очень понимает ценность стрит-арта, а как ее вообще можно измерить?

Мы же говорим именно о ценности, а не о стоимости, верно?

Конечно!

Здесь каждый находит ответ для себя, точно так же, как при любой другой встрече с искусством. Но что выделяет уличные работы среди прочего, так это обаяние авторской смелости и работа с пространством.

Самый же лучший «измеритель» любого пространственного искусства — это время, которое вы как зритель готовы а) потратить на его созерцание и б) потратить на воспоминание о нем.

Если произведение ничтожно, то вы даже не заметите его и уж, тем более, не станете о нем вспоминать. Если оно художественно значимо, вы захотите вернуться к нему вновь и вновь.

Время — вот единственное мерило, на которое стоит обращать внутренее внимание зрителю при оценке того или иного произведения. Это очень хороший показатель.

Когда искусство уличное становится искусством, где та грань, которая отделяет нецензурное слово из трех букв на заборе от Бэнкси?

Был такой анекдот советских времен про тост за слово из трех букв — Мир. Так вот, если произведение искусства, не важно, уличное оно или галерейное, на заборе или в Сикстинской капелле, — меняет ваш привычный Мир, делает его сложнее и богаче, как и положено Человеку, то это — Искусство с большой буквы.

И дело не в сложности исполнения. Да и Бэнски далеко не всегда так прост в исполнении, как все привыкли думать. И далеко не всегда сверхглубок, кстати. В Лондоне в галерее S1 этим летом полтора месяца шла его выставка и для меня она многое открыла в его творчестве, о чем при более удобном случае можно еще будет поговорить.

Главное, повторюсь, в настоящем искусстве — способность менять Человека и его внутренний мир к лучшему.

Вот к примеру — знаменитый фаллос на Лиговском мосту от арт-группы «Война» — это искусство или нет?

«Слово-из-трех-букв в плену у ФСБ», — так называлась эта работа, — конечно же искусство, несмотря на низкий уровень проявленного художественного ремесла, поскольку формальный академический подход к этому высказыванию не приемлем. Давайте попробуем разобрать этот случай по нескольким критериям, чтобы для себя ответить более полно.

А) дала ли эта работа зрителю новое переживание, новый опыт?

Однозначно, да.

Б) готов ли зритель тратить на наблюдение за этой работой либо на последующее размышление о ней значительную часть своего ресурса времени?

Преимущественно, да.

В) изменился ли привычный мир зрителя с появлением этой работы?

Думаю, что для большинства, да.

Г) изменился ли мир зрителя в лучшую или в худшую сторону?

Думаю, что для большинства — в лучшую, так как дал простому человеку ощущение более высокой степени внутренней свободы, который оказалось возможно достичь. Многие люди почувствовали себя смелее, наверняка.

Другое дело, хорошо ли от этого стало «внутреннему миру» государства, и ответ, скорее всего, отрицательный. Но, поскольку нам известно из классиков, что государство это «инструмент насилия», к тому же неодушевленный, то, с точки зрения искусства этим фактором можно пренебречь.

Вы знаете, если бы государство было бы сегодня благостное, подобно общинам первых апостолов, к примеру, в нем вряд ли бы появилось такое произведение. А так, это творческая рефлексия конкретного момента, ничего более, и ничего страшного.

У Лема в его «Возвращении со звезд» общество будущего, привитое от желания убивать, практически полностью потеряло интерес к прежним произведениям искусства, поскольку подавляющее большинство их так или иначе, но имплементировало в себя культ насильственной смерти. Наверное, когда-нибудь настанут времена, когда подобный ‘фаллос-на-мосту’ будет скучен и не понятен наблюдателю, и дай-то Бог, чтобы человечество оказалось способным развить себя до такого уровня.

Пока же это своего лишь игра с отражениями общественного состояния, которое — давайте будем честны перед собой — далеко от идеального.

 Casus Pacis

Casus Pacis

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook