Несмешной сон «Смешного человека»

0 0 0 0 0

Человек всегда хочет сориентироваться в мире. Всегда хочет найти единственно верный путь, по которому можно уверенно шагать всю свою жизнь. Всегда хочет понять, что черное, а что  белое, как можно, а как не должно и т.п. Желание озарения истиной свойственно еще не определившимся людям, находящимся на стадии поиска. Осознание своего пути, тяга к обретению именно своего смысла существования – главная задача, стоящая перед любым человеком.

Герой спектакля «Сон смешного человека» занимается именно этим.  Точнее он, рисуя картины прошлого, пытается как можно ярче представить изменение своей системы верований. Смешной человек в исполнении Ивана Ефремова — одинокий, замкнутый юноша, пытающийся оправдать свою не во всем удачную жизнь (кстати, за эту роль артист удостоен премии «Золотой софит» в номинации «Лучший дебют» за 2013 год). Повышенная мнительность  с детства породила в нем ощущение чуждости окружающим, которые в свою очередь стали воспринимать его как «Смешного человека». Конечно, герой не считает это прозвище лестным, но из гордости не хочет признаваться в этом. Он пытается убедить себя, что на свете нет ничего важного, к чему стоит прислушиваться, а жизнь довольно-таки бессмысленная штука. Эта идея помогает ему какое-то время существовать в мире, но достаточно последовательно и неумолимо приводит к мысли о самоубийстве.

Смешной человек, помышляющий о том, чтобы лишить себя жизни  — это уже далеко не смешно. Наверное поэтому, режиссер спектакля Ирина Керученко наполняет пространство действия раздражающими, резкими звуками, выкриками, движениями, лихорадочным угаром. На протяжении всего спектакля главенствует точка зрения Смешного человека, его взгляд на сумрачный, нервный, малопонятный, а порой явно сумасшедший  Петербург. Спектакль идет в Малом зале театра, в окна которого «смотрит» круп одной из запряженных в колесницу лошадей Аполлона – скульптуры, украшающей фасад здания. Таким образом, утрируется трагикомичная ситуация «неудачливости» героя: сама реальность поворачивается к нему незавидной стороной. Нет свободы, нет любви, нет красоты, нет веры. Зато есть сухая, вымороченная идея, которой противится сердце тоскующего юноши.

Герой пытается убедить себя, что на свете нет ничего важного, к чему стоит прислушиваться, а жизнь довольно-таки бессмысленная штука. Эта идея помогает ему какое-то время существовать в мире, но достаточно последовательно и неумолимо приводит к мысли о самоубийстве.

Зацикленность на собственных переживаниях, ощущение отрезанности от других  здорово подчеркивается с помощью противопоставления образа Смешного человека всем остальным. Так называемый Социум, одновременно с главным героем произносит некоторые фразы, многократно усиливая их звучание. Жители Петербурга, к которым обращается персонаж, не дают ответа на вопросы, не вступают в диалог с героем, тем самым еще больше усугубляя его плачевное состояние «разговора с самим собой». Почва для совершения самоубийства оказывается подготовленной, остается лишь выбрать час и место.

Как любой другой впечатлительный и остро чувствующий реальность герой Достоевского, Смешной человек ждет знака. И знак приходит — яркая звездочка подсказывает ему, что пора. Но другое судьбоносное событие мигом перечеркивает веру в приметы и желание претворить идею в реальность. Конкретная житейская ситуация, эпизодическая встреча с маленькой, обезумевшей от горя девочкой, пробуждает в герое уснувшие было чувства. Жалость не уживается с мнением, что все на свете «все равно». Жить с сердцем и сочувствием к себе и другим – поступок, требующий силы и твердости духа, это большая степень открытости миру. Это отсутствие боязни казаться смешным, казаться таким, какой ты есть. Это шаг навстречу тем, кто может и не захотеть твоего приближения.  Это – выход из «угла».

Изменение в герое не может произойти так быстро, ведь смена ориентиров не шуточна: от равнодушия к любви. Поэтому герою Ивана Ефремова предстоит посетить в своих сновидениях райскую землю и во всей красе увидеть то, какой может быть жизнь. Режиссер спектакля вместе с художником Марией Утробиной населяют мир сновидений героя легкими и прекрасными ангелами в белых одеяниях (людьми их назвать просто невозможно). Центральная часть спектакля расписана яркими красками и полна прекрасных метафорических находок, выпукло и заманчиво являющих ход жизни в этом бессловесном рае. Слова этим существам не нужны, они могут изъясняться и понимать друг друга с помощью кипящих в них чувств. Эти создания — творцы, умеющие силой воображения создавать пространство, полное шума волн, пения птиц, шелеста листвы. Даже молоко сочится не из вымени коровы, а белой рубахи, повешенной на веревке. Они живут по естественным, природным законам, неподвластным силе разума — живут чувством любви ко всему окружающему. И это чувство любви настолько пленяет истосковавшееся сердце Смешного человека, что он тоже радостно отдается окружающим. Сцены единения с миром, сцены удивления красотой жизни — все то, что изобретено фантазией режиссера, художника и молодых артистов, на данный момент наиболее пронзительно и уравновешенно-правдиво  в этом спектакле. Романтическая тоска по прекрасному отчетливо прорывается сквозь толщу броского и пугающего мира, являясь наиболее сильным и запоминающимся впечатлением, живущим в душе зрителя по окончании постановки.

Нет свободы, нет любви, нет красоты, нет веры. Зато есть идея, сухая, вымороченная идея, которой противится сердце тоскующего юноши.

Герой случайно разрушает мироустройство этих чистых существ: он по доброте душевной показывает фокус с исчезновением пальца, и ангелы достаточно быстро начинают понимать, что такое обман. Ложь, зависть, жадность, сребролюбие, властолюбие, сладострастие и прочие пороки активно внедряются в души этих персонажей, и они все больше обретают человеческий облик. Ужасные маскарадно-эпатажные сцены с обретением государственности и продажей чистоты своей души безусловно возвращают зрителей к началу спектакля, и ощущение того, что все это лишь сновидения персонажа, постепенно исчезает. Данная реальность понятна зрителю, живущему в мире точно таких же ценностей и стремлений к обогащению.

Герой случайно разрушает мироустройство этих чистых существ: он по доброте душевной показывает фокус с исчезновением пальца, и ангелы достаточно быстро начинают понимать, что такое обман. Ложь, зависть, жадность, сребролюбие, властолюбие, сладострастие и прочие пороки активно внедряются в души этих персонажей, и они все больше обретают человеческий облик.

Заостренные образы, рожденные в фантасмагорических пластических этюдах, утрированно рассказывают зрителям о том пути, который прошел человек, утрачивая свой рай. О том, как человек, ставя научное мышление во главу угла, придумывая идеи, оправдывающие его существование, забывал о естественном и природном свойстве каждого — любить. О  том, как родилось мнение, что «страдание есть красота, ибо страдание есть мысль». Любовь, следуя этой логики рациональных людей, перестает быть чем-то прекрасно-созидающим, потому что она совершенно необъяснима и невесома, как белые бобы, коими усыпана сцена. Но ведь эти бобы — ростки жизни, дети, ответ на задаваемый Смешным человеком вопрос, что такое вечность. Рацио и эмоцио вступают в противоречие друг с другом, и Смешной человек, бунтуя против себя самого и мироустройства в целом, выбирает чувства двигателем своих мыслей. Возвращение к евангельской истине «возлюби ближнего своего как самого себя» не кажется банальной и смешной проповедью маленького человека в черном пальто, ведь он произносит не пустые слова —  розовая ленточка  и фотография отвергнутой им когда-то девочки теперь покоятся в его кармане около сердца, согревая его ответной любовью.

ФОТО Екатерина Кравцова

0 0 0 0 0