От сумы, от тюрьмы

Опубликовано 21 ноября 2014 в 21:00
0 0 0 0 0

Он не знал за собой никакой вины и мог поручиться, что и в будущем никогда не убьёт, не подожжёт и не украдёт; но разве трудно совершить преступление нечаянно, невольно, и разве не возможна клевета, наконец, судебная ошибка? Ведь недаром же вековой народный опыт учит от сумы да тюрьмы не зарекаться.

А. П. Чехов, «Палата 6»

Моя нелёгкая судьба свела меня с человеком, который оказался большим знатоком того, как устроена жизнь за решеткой. Сам он давать интервью отказался, но так как мы с ним проболтали долго, а память моя пока крепка, никто не помешает поведать вам мои воспоминания. Вот такая лазейка в нормах морали. Я постараюсь передать максимально достоверно наш разговор, но это не инструкция тюремной жизни, это скорее карандашный набросок воспоминаний из мест не столь отдалённых.

Я часто слышал фразу, что «Там всё проще, всё яснее». Дело всё в том, что находясь в заключении, ты обязан придерживаться чётких правил, регламентирующих практически каждый аспект жизни, а рассчитывать всегда можешь только на себя. Отбывание срока делает из людей хороших манипуляторов, ведь «та» жизнь учит видеть человека насквозь — кто он, из какого теста, чего  от него ждать. А отсутствие помощи развивает навык использования чужих слабостей против их носителя. Так что же делать, если шестеренка повернется неудачно? Молчать и думать. Потому что права на ошибку у тебя нет, а репутацию себе испортишь моментально.

С чего всё начинается? С избрания меры пресечения «лишение свободы». Это значит, что вы, вероятно, совершили поступок, который судейский корпус, глядя сквозь довольно кривую призму шаблонов и клише посчитало противозаконным. И теперь для вас начинается жизнь, вдохновляющая на песни для русского шансона.

СИЗО

Следственный изолятор. Вдохните воздух свободы полной грудью, запомните его — ведь вновь ощутить его вкус вам предстоит не скоро. Сизо являются частью пенитенциарной системы, а потому законы и порядки вы начнёте изучать уже там. Но презумпцию невиновности ещё пока никто не отменил, а потому настоящее знакомство у вас ещё впереди. Первая эмоция — страх. Не стоит его бояться, он ваш друг. Во-первых, он позволит оценивать ситуацию, а во-вторых, перезагрузит мозг, избавив вас от всего несущественного. Даже если произошла ошибка, и вам по счастливому стечению обстоятельств повезёт выйти, минуя все остальные стадии, на волю, вкусить прелести заключения вы успеете. Потому что для рассмотрения вашего дела понадобится как минимум три судебных заседания, судьи народ вдумчивый, а загруженность у них большая. Так что, перерыв между заседаниями составит, в среднем, один месяц, плюс минус. Здесь адекватная администрация, с одной стороны, чётко понимающая кто перед ними, с другой стороны, в это госучреждение попадают чуть ли не из ВУЗа, а потому человечности они ещё не совсем лишились. Но это в теории. Они вас отсортируют, чтобы посадить в камеру с более-менее заключенными вашего уровня. В то же время, сюда попадают как те, кто случайно или впервые преступил черту закона, так и те, для кого слова «малява» и «по этапу» имеют значение. А потому, готовьтесь держать ухо востро. Друзей здесь нет, даже товарищей, здесь все волки-одиночки, стремящиеся выжить, пусть и за счёт других.

Режим

Если всё-таки слепая Фемида взвесила всё не в вашу пользу, или звёзды были расположены не в вашу пользу — значит вас признали виновным, вынесли приговор и приговорили к сроку заключения с режимом содержания. От выбора режима и места заключения зависят и условия содержания, и насколько тяжело будет пребывание в данном учреждении от звонка до звонка. Так вот, режимов существует несколько — общий, строгий и «полосатый», то бишь смешанный. Существуют и другие, но если вам светят они, тогда эта статья для вас как мёртвому припарки, ну разве что для смеха.

Общий режим — туда попадают те, кто преступил закон впервые, при этом не сильно. Но нравы здесь хуже, чем в строгом. Здесь так и ждут, когда ты оступишься, чтобы научить тебя и показать другим. Чёткий распорядок дня, отсутствие личного пространства, обязательные работы, лишение свободы слова, мысли, общения вне круга таких же как ты — это ещё не весь список того, что ждет там. Но если у вас есть возможности, то многое станет доступнее, только намного дороже, чем на свободе. Складывается впечатление, что товар, проходящий мимо недремлющего ока блюстителей правопорядка, становится на порядок хуже и на два порядка дороже.

Строгий режим — здесь порядки немного мягче, если такое применимо к понятию «тюрьма». Сюда попадают уже люди бывалые, с опытом, а потому им не надо объяснять, что где можно, а куда не соваться. Каждый живёт своей жизнью, не лезет к другим. Люди жёстче, но при этом замкнутые.

Полосатый же режим, это тот, куда если вас занесёт, вы сами сможете ого-го какие ознакомительные лекции вести. Там своя особая атмосфера.

Место заключения

Условно они делятся на два типа — поселение и тюрьма закрытого типа.

Поселение — это множество бараков на огороженной территории, со специфической свободой передвижения и множеством хозпостроек.

Тюрьма закрытого типа — это то, что возникает у всех перед глазами при упоминании слова тюрьма. Здание, где все сидят по камерам. Территория ограждена тремя стенами, одной бетонной и двумя сеточными, с колючкой поверху и запретной зоной перед каждой. Вышки по углам территории и здание администрации.

Карантин

Первое, куда вы попадёте, оказавшись в тюрьме — это карантинная зона, такая себе маленькая тюрьма внутри тюрьмы. Тот же забор с запретной зоной, те же постройки. Вот только заведуют этой «богадельней» ставленники, заключенные, вступившие в сотрудничество с администрацией. Их задача — донести до вас правила и режим тюрьмы, но в большей степени — при помощи грубой физической силы и голого энтузиазма лишить вас мыслей о побеге, бунте или оказании сопротивления. Срок нахождения в карантинной зоне — от двух недель до полутора месяцев. Отмазаться нельзя, если только о вашем прибытии не будут знать заранее, но в таком случае, вы уже порядком знамениты в узких кругах. Бить будут в любом случае, при оказании сопротивления могут и перестараться.

Камера

Место, где вы проведёте большую часть своей отсидки. Тюрьмы переполнены, а на практике выглядит это так. В тюрьмах камеры обычно максимум рассчитаны на 15 человек, в поселениях больше, но суть одна. «Сидит» там раза в 3 больше людей, чем может поместиться. Нижние полки самые козырные, там обитают поставленные, смотрящие, их помощники и прочий цвет криминальной элиты. Под ними обитают «опущенные», ибо другие места им заказаны. Наверху — обычные мужики, которым бы просто отмотать срок. Остальные же делают себе гамаки из простыней и спят в них. Места для личных вещей, коих особо много и иметь-то нельзя, довольно мало. Обычно это одна тумбочка на двоих. Любителей чужого добра везде хватает, но недаром их кличут крысами — это очень хитрое и осторожное животное, так что поймать такого на горячем почти невозможно. Если поймают — на общем режиме будет плохо, на строгом — могут простить на первый раз.

Касты

Бывают трёх типов — красные, сотрудничающие с органами, чёрные — представители иерархического криминального мира и мужики — те, кто посередине. Представители органов постоянно будут агитировать сотрудничать с ними, обещая сокращение срока пребывания, но в итоге мало кто может похвастаться удачным завершением сделки. Принадлежать к чёрным вроде бы хорошо — облегчённый режим пребывания, усиленное, за счёт посылок, питание и прочие блага, однако, большинство тюрем красные, а потому чёрным не сладко приходится, а авторитет держать нужно. Мужики же это те, кому нужно просто отбыть свой срок, без проблем, но и без преимуществ. Так сказать, сел-вышел.

Личные вещи и азартные игры

В список предметов, запрещённых к владению заключённым, входит так много вещей, что проще сказать, что можно иметь — продукты питания, да и то с ограничениями, предметы личной гигиены, носильные вещи и по мелочи. Остальное под запретом. Доблестные блюстители пенитенциарной системы любят проводить неожиданные проверки, где все должны встать с кровати и выстроиться у стены, расставив ноги, прислонившись к стене и расставить руки с вывернутыми ладонями. Поза очень неудобная, сам попробовал. Повезло тем, кто успел прибежать первым — того не тронут. Остальных будут подгонять, а последнего просто побьют, за отсутствие старания.

Азартные игры были, есть и будут, а тем более за решёткой. Вот только они строжайше запрещены, а потому наличие колоды карт уже под запретом и карается наказанием. В тюрьме нельзя играть просто так, это означает, что в случае проигрыша будешь расплачиваться подстилкой. Есть игра на интерес и без интереса. На интерес играют в любую игру, в основном в карты, реже в нарды, очень редко в шахматы. Игра идёт на наличные деньги, которые в случае проигрыша тебе должны прислать с воли. Если этого не произойдёт… В общем лучше играть реально имея возможность отдать. Но невозврат долгов случается чаще, чем могло бы быть, ведь за стол садятся с целью и намерением выиграть, а не проиграть.

Работа

Есть обязательная уборка камеры, работа на территории и прочие хозяйственные нужды. А бывает работа, за которую платят деньги, за которые потом можно купить что-нибудь в местном магазине. Выбор скудный, но всё равно — разнообразие. Существуют способы избежать обязательной работы. Первый — используя местную валюту: чай и сигареты, купить себе безделье, второй — пойти учиться. Чему угодно и как угодно, показное старание могут засчитать. При многих тюрьмах есть учебные центры. Мой собеседник выбирал к тому же ещё и спорт, с утра до вечера как ошалелый подтягивался, крутился на турниках и прочее. Так проще забыть, где ты находишься, да и со временем своим усердием можно заслужить уважение спортсменов-уголовников.

Больница

Вроде бы там и работают люди, окончившие медвуз и дававшие клятву Гиппократа, но лечить там вас будут исходя из принципа — симптомом является только то, что я смогу сама найти. На слово не верят, а лишний раз взять анализ-расточительство бюджетных средств. Обезболивающие и прочие наркосодержащие препараты запрещены, только лишь по спец разрешению. Поэтому если вам будет больно, то это будет ясно не только ежу. Но самая страшная процедура — это флюорография. Раз в полгода тюрьма превращается в царство умерших Аида, где тени заключенных обречённо идут на флюшку. Поскольку, если найдут туберкулёз — отправят в спецзону, где и администрация садисты, и рядом такие же больные сидят. Так что все предыдущие беды покажутся вам розовым сном про сиреневых гиппопотамчиков.

На этом мои познания, почерпнутые из общения, заканчиваются. Поскольку, проболтав столько времени, мой собеседник видимо осознал, сколько всего наговорил, и решил спешно ретироваться. Но я и за это благодарен. Потому что лично я стал хотя бы чуточку морально подготовленеее, если судьба подкинет мне сюрприз.

С вами был Назар Запорожский, цените каждый момент. Потому что прошлое забыто, будущее размыто, а только настоящие реально.

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook