Общество

Проверено на себе. Что такое фудшеринг и как он работает в Петербурге

Опубликовано 13 апреля в 14:27
0 0 0 0 0

В Петербурге набирает обороты движение фудшеринг. Все знающие английский легко переведут: foodsharing — «раздача еды», «делиться едой». Суть движения состоит в том, чтобы не выбрасывать лишнюю еду, а отдавать тем, кому она нужна. Наш корреспондент Валя Гудаева разобралась в тонкостях «спасения еды» и составила собственное мнение о плюсах и минусах движения.

В фудшеринге участвуют производства, магазины, рестораны, а также люди, избавляющиеся от продуктовых  излишков. Это обязательно еда хорошего качества, которую можно употреблять в пищу. Допустим, кто-то купил на пробу соевое молоко, и оно не понравилось по вкусу. Вместо того чтобы выбросить, можно отдать тому, кто его любит. Или в булочной в конце рабочего дня осталось много нераспроданного хлеба. Вместо того чтобы выкинуть хороший продукт, еще пол часа назад его продавали, – отдают желающим.

Родиной движения является Германия. Сейчас оно распространилось по другим странам и потихоньку набирает обороты в России: самые активные города — Петербург и Москва. В социальной сети «Вконтакте» существует две группы, посвященные фудшерингу: «Фудшеринг Отдам даром еду» и «Фудшеринг Санкт-Петербург«. Первая группа – вегетарианская, в ней принят запрет на мясо и дары моря, что логично: эти продукты сложнее оценить по качеству и срокам годности.

Волонтеры движения утверждают, что основная его цель – избавиться от излишков, так как перепроизводство вредит экологии планеты. Множество фабрик сбрасывают сточные воды в водоемы, загрязняют атмосферу выбросами газов и пыли и т.п. По их мнению, для нашей планеты было бы лучше, если бы пищевые производства поумерили пыл и изготавливали столько продуктов, сколько действительно нужно. С этим поспорить сложно. Однако для меня остался нерешенным ребусом такой упор на борьбу с перепроизводством в качестве миссии фудшеринга. Ведь продукты, которые собираются выбросить, УЖЕ произвели. На них УЖЕ потрачены ресурсы, чьи-то силы и кто-то, между прочим, уже получил деньги за свои труды.

Чтобы глобально бороться с перепроизводством, нужно изготавливать-покупать меньше. А раздача «излишков», по сути, не решает проблему никаким образом. Как я повлияю на уменьшение производства хлебобулочных изделий, если съем две буханки хлеба вместо того, чтобы оставить их перегнивать на помойке?

На мой вопрос организатор движения ответил, что если я получу 2 буханки хлеба через фудшеринг я, соответственно, не куплю эти две буханки в магазине и хлебный завод поймет, что нужно производить на две буханки хлеба меньше.

Однако я очень сомневаюсь, что таким образом можно повлиять на масштабы производства. Во-первых, числа «спасающих» еду недостаточно для влияния на крупные заводы, даже если таких как я будет двадцать человек, а «спасенных» буханок – сорок.  Во-вторых, и в главных: если мне кто-то отдал спасенные буханки, значит, кто-то их купил.

Думаю, что в нынешней рыночной ситуации сложно повлиять на производителей через магазины, забирая у них нераспроданные товары: все супермаркеты заточены на увеличении оборота и прибыли, увеличении числа покупателей и их «урожайности». Для того чтобы хозяева магазинов задумались об уменьшении закупок продуктов у производителя – необходим четкий, продуманный бизнес-план, показывающий прибыльность уменьшения закупок определенных товаров, а не вывозы нераспроданного товара активистами.

Схема по влиянию фудшеринга на снижение производимых продуктов может работать, как я думаю, только в очень небольших, локальных организациях – например, частных булочных, которые раз за разом, отдавая волонтерам фудшеринга по 20 кг изделий, приходят к выводу, что действительно пекут неоправданно много хлеба.

В некоторых статьях я встречала упоминание о том, что фудшеринг спасает город от размножения грызунов и бездомных собак и избавляет от зловонных помоек. Но ведь в фудшеринге используется только хорошая пища. А испорченная, сгнившая, просроченная попадает куда? Правильно, на те же помойки, где ее ждут непритязательные крысы и собаки. Поэтому проблема остается, и решить ее можно, подключив заинтересованных  бизнесменов, доход которых будет завязан на  экологичной утилизации пищевых отходов.

Недавно я поучаствовала в одной из акций движения – забирала нераспроданный за день хлеб из кафе. Одно из обязательных условий для «спасателя» еды – раздать половину участникам группы фудшеринга. Я написала объявление и без проблем отдала хлеб в удобное для меня время, желающих забрать оказалось много. На этом этапе у меня опять возникли вопросы. Я бы хотела отдать хлеб малоимущим или многодетным семьям, которым действительно часто не хватает денег на покупку продуктов. Но куратор движения отметил, что такое пожелание в объявлении указывать нежелательно, так как проект экологический. Это условие осталось мне непонятно: в центре города живет множество малообеспеченных людей, которые с удовольствием забрали бы хлеб.

Акцент в движении фудшеринга стоит на продуктах, на еде: тут и там в группе появляются объявления: «спасти хлеб», «спасти суп», «спасти овощи». Спасать, я думаю, надо голодного человека, а не буханку хлеба или банку йогурта (возвратимся к названию – «делиться едой», но не «спасать еду»).

Кстати, про голодных людей. Участники питерского движения фудшеринга организуют «Бесплатные обеды». Это раздача еды, приготовленной  из «спасенных» продуктов любым желающим. Проходят акции несколько раз в неделю на Васильевском острове и в одном из дворов Лиговского проспекта. Я побывала на акции, и мое гуманистически настроенное сердце обрадовалось тому, что основная масса собравшихся в разрушенных дворах Лиговки — люди, в еде нуждающиеся.

Мой вердикт: участвовать в акциях интересно, ведь никогда не знаешь, что именно тебе «преподнесут», это разжигает азарт и «охотничий инстинкт». Но лично для меня фудшеринг остался не до конца понятым.  Организаторы настаивают на экологической миссии проекта. Мне же кажется, что он мог бы принести гораздо больше пользы неимущим. Да и дарить свои находки гораздо приятнее людям, которым это действительно необходимо.

 Иллюстрации: Bojan Milinkovic

0 0 0 0 0