Развлечения

Проверено на себе: как принять участие в съемках клипа

Опубликовано 18 апреля в 21:33
0 0 0 0 0

Вы когда-нибудь задумывались, что происходит на съемках любимых музыкальных клипов? В каких условиях создаются волшебные образы для видео, как собирают и подготавливают реквизит, с какими проблемами сталкиваются участники процесса, что они едят и едят ли вообще и как команда, которая состоит из более чем тридцати творческих единиц уживается в тесном помещении?

Недавно  корреспондент TNR Анастасия Харламова побывала на съемках клипа, название которого, по просьбам создателей, мы не разглашаем и раскрыла некоторые закулисные тайны.

Предложив помощь, я не знала, возьмут ли меня в команду в хоть какой-нибудь роли, но мне улыбнулась удача. Администратор предложила поработать в буфете. Тогда я еще не знала, что в первый съемочный день прямо из метро мне придется бежать за молоком для режиссера, который жить не может без кофе.

Я уже здесь, поднимаюсь по лестнице дома советского типа и захожу в зал, который сначала кажется довольно просторным. Он старый и полуразрушенный, но это не страшно: команда возводит в нём декорации.

Никогда не забуду, как с утра массивный фон для съемок красила одна хрупкая девушка, а через пару часов, когда нужно было приступать к работе над клипом, режиссер сказал полностью поменять цвет обстановки, и вокруг высокой стены засуетились не только художник, но и самые активные мужчины-осветители.

Мой наставник в нелёгком деле нарезания колбасы и сыра рассказала, какие сорта больше любят постоянные участники съемок клипов этой группы, поэтому бутерброды, приготовленные мной, быстро исчезали с тарелки. Многие из команды были со мной не знакомы, поэтому начинали с фразы:

— А можно мне тоже горячий сэндвич? Я видела, ты сделала очень классный тому парню в кепке.

Я с удовольствием продолжала греть бутерброды в сэндвичнице и считала, что кормлю участников съемки как заботливая мать.

День тянулся медленно. Периодически, когда артисты и осветители пачкали следами от обуви кристально белый пол, который тоже должен был находиться в кадре, художник подкрашивала фон краской, и в течение часа после этой процедуры нам всем приходилось существовать в помещении вместе с едким запахом, от которого нельзя убежать.

Атмосфера на площадке была очень дружественная. На протяжении дня на съемки заезжали друзья артистов и режиссеров клипа, и чем больше их собиралось в зале, тем почему-то было веселее, хотя из-за тесноты и усталости многим приходилось сидеть в разных углах на кусках бумаги, найденных прямо в этом зале.

Ближе к вечеру первого дня мой босс привезла для артистов фрукты и овощи. Вроде бы ничего страшного: их необходимо было просто помыть и порезать. Однако так я еще никогда не ошибалась в прогнозах! Вдвоем мы спустились в подвальный этаж бункерного типа и через  едва освещаемый коридор пробрались к доисторическому санузлу. Практически не притрагиваясь к ручкам крана, мы поспешили помыть будущую закуску с антибактериальным средством и наконец удалиться из этого жуткого места.

На следующий день с утра я бежала в магазин уже за ватманами. Видимо, художник ко второму съемочному дню наконец поняла, как облегчить свою работу. К процессу подходили креативно.

Например, во второй рабочий день в кадре присутствовали не только люди, но и младенец, змеи и осьминог. К счастью, эти персонажи снимались в разных эпизодах и никак не пересекались.

Я же занималась своими важными делами по нарезанию колбасы, раскладыванию печенья и различных снеков, поэтому не всегда замечала, что происходит за моей спиной. В один момент рядом прошли 2 девушки-модели, но я не придала этому никакого значения.

Режиссер попросила всех мужчин покинуть помещение. Громкие указания единственного режиссера-парня, который остался в зале, заставили меня обернуться.

В тот момент я совершенно не ожидала застать двух совершенно голых девушек, одна из которых держалась в позе лошади на кислотно-розовой люльке в маске коня на голове, а другая – сидела на ней сверху в роли наездницы.

Проще всего было решить, что увиденное – издержки работы с нестандартной группой. Так я и сделала, отвернувшись и продолжая нарезать очередную палку сервелата.

В последний день работы, уходя из душного, но уже родного зала и вспоминая спуск в «катакомбы» здания, я перебирала в голове все забавные просьбы, например, убрать осьминога, полностью облепленного блестками, со съемочной площадки или проверить, как там мужчины, сидящие как воробушки на лестнице и ожидающие разрешения войти.  Оказывается, иногда нарезать колбасу для бутербродов бывает чертовски здорово!

Текст: Анастасия Харламова

0 0 0 0 0