Выбор редакции

Саша Алмазова. Трудности перевода

Опубликовано 21 сентября 2014 в 18:00
0 0 0 0 0

Вот уж не могла подумать, что занесёт меня в Китай! Никогда меня особо не интересовала китайская культура, а знания о ней ограничивались обывательскими стереотипами, и потому грядущее путешествие не вызывало ничего, кроме дежурного любопытства.

А зачем вообще нам нужны стереотипы? Думаю, что в угоду нашей самооценке, они упрощают картину реального мира. “Китайской стеной” ограждают нас от неизвестного нам чужого бытия. Позволяют без малейших умственных усилий, так сказать, по умолчанию принимать непроверенные факты на веру, вместо того, чтобы думать самому. В полном соответствии с этим, Китай представлялся мне страной, где до сих пор в реке стирают бельё и едят всё, что растёт, двигается, ползает и летает, где в маленькой каморке живут по три семьи и ночами пришивают фальшивые лейблы к коряво сшитым тряпкам. Однако, жизнь оказалась богаче, а китайская реальность — шире и глубже моих представлений. Ради этого стоило отправляться в новое путешествие.

zAtm4c-nNc8

Я, разумеется, не могу претендовать на то, чтобы рассуждать о культуре этой великой и таинственной страны. Тем более, что побывать мне удалось в этот раз только в Шанхае. А Шанхай – не совсем Китай, так же, как Петербург – это не Россия, а Нью-Йорк – не Америка. Но, как говорил Ганс Христиан Андерсен — “Ты, верно, знаешь, что в Китае все жители китайцы и сам император китаец”. И, пожалуй, это единственное, с чем нельзя не согласиться.

После девятичасового перелёта я ожидала увидеть рисовые поля, глинобитные фанзы и чайные церемонии. Правда меня предупредили, что Шанхай – город, где можно отыскать всё, что угодно душе и/или кошельку.

Первое впечатление – шок! Всюду технологии, которые нарисовать могло только воображения фантастов в кинофильмах о будущем. В Шанхае будущее уже наступило: в город из аэропорта можно попасть на маглеве – уникальном поезде, летящем на магнитной подушке. Что это значит, если вы, как и я, “блондинка”, не смыслящая в физике? Это значит, что поезд буквально висит в воздухе, и, не касаясь рельсов, доставляет пассажиров из аэропорта в город, развивая скорость 430 км/ч, чуть более, чем за 7 минут. Наверное, поразить воображение можно было бы больше только оказавшись в “Шанхайском экспрессе” с Марлен Дитрих.

Нынешний Шанхай – это китайский “Манхэттен”. Такая же “Пятая Авеню” из торговых центров, мировых брэндовых магазинов и роскошных бутиков – центральная улица Нанкинлу — кишащая одержимыми шоппингом и поп-культурой китайцами. Стремительно, как “в штыковую атаку”, они носятся с килограммовыми пакетами очередного барахла, сбивая с ног таких же шопоголиков, проматывая свои юани неизмеримыми суммами, малой частью которых можно было бы запросто прокормить маленькую китайскую деревушку. Природа подобной страсти в китайцах так же неожиданна, как и то, что с рекламных щитов на классических коренных азиатов смотрят в основном модели с европейской внешностью.

В Шанхае нет рисовых полей. Зато есть денежные горы. На набережной Вайтань мгновенно забываешь о том, что ты в Азии. Совершенно манхэттенский вид на небоскрёбы: финансовые и бизнес центры, не имеющая аналогов в мире стоэтажная “Открывашка” (так прозвали здание в народе за его любопытную форму, как вы можете догадаться) и футуристическая телебашня. Сама же набережная –вылитое Чикаго образца тридцатых годов. Банки, гостиницы, биржа – всё безупречно выдержано в стиле нео-классицизма. Здесь, как и сто лет назад, вершатся сильными и богатыми мира сего многомиллиардные сделки и глобальные проекты. Воображение дополняют картины с гангстерами и мафиози из китайских боевиков, но, к счастью, они нам так и не встретились.

JIJ_5RMToZY

Когда я оказываюсь в новой точке земного шара, я ищу не Макдональдс или Старбакс, как это делают некоторые “типичные американцы” (внимание – стереотип!), а хорошее местечко, где можно послушать живую музыку, в частности, джаз. В Шанхае тут же отыскался рекомендованный знакомыми и туристическими сайтами “Столетний Джаз Бар”, что находится в роскошной гостинице Peace Hotel. Сама гостиница, не так давно отреставрированная, поражает исключительным духом начала века, который так точно удалось сохранить, вопреки реставрациям и всякому новоделу. Билет, вернее, депозит, который нужно оплатить, чтобы насладиться джазом, стоит достаточно дорого. Уже за столиком я никак не могла понять, что же так сильно меня раздражает. Но стоило оглянуться на джаз-банду, выступающую в этот вечер, до меня дошло, что звуки преисподней, доносящиеся до меня с самого входа в гостиницу – это музицирование китайцев-джазменов, которые оказались «столетними», как и сам бар. Казалось, они выглядели ровесниками самого джаза. В белых смокингах, бабочках и котелках, уставившись в пюпитр с нотами, видимо, для пущего антуража, они, вроде как, и исполняли какое-то изредка узнаваемое произведение, но, к сожалению, каждый своё и в своей тональности. Допускаю, что исполнители, ввиду почтенного возраста, могли быть глухими. Кто-то невозмутимо играл мимо нот, но даже и не думал подавать виду, а кто-то был очень доволен собой. Впечатление сильнейшее! Но всё-таки не настолько, чтобы стоить таких денег и наших ушей. Я готова была заплатить столько же, чтобы больше никогда их не слышать. В итоге пришлось сбежать…

Конечно, никакое путешествие не «в зачет», если оно не дополнено гастрономическими впечатлениями. В Шанхае можно найти ресторан любой мировой кухни и вполне вероятно, что обед или ужин там удастся. Если прийти в итальянский ресторанчик, то владелец заведения будет, как правило, настоящим итальянцем, а значит и пицца – настоящей. Но с китайскими местами общепита, как ни странно, всё сложнее. Китайская кухня – это отдельная песня на китайском языке. Знаменитая утка по-пекински или свинина в кисло-сладком соусе в китайских ресторанах нашего отечества, скажем так, не совсем чётко отражают действительные китайские кулинарные традиции. В Китае далеко не каждое блюдо вы даже осмелитесь попробовать, а если выдержите испытание вкусом, то совершенно необязательно, что это сделает ваш желудок. Если же после китайского ужина следующий день жизни всё-таки настал, вероятно, заведение было уже проверено чьим-то организмом и данное место вам посоветовали знакомые. С китайскими ресторанами лучше не экспериментировать и ходить в проверенные.

На местных рынках царит великое изобилие продуктов, которые нам могут только сниться, по откровенно смешным ценам, но, оказывается, что и вкуснейшие натуральные продукты можно испортить. На одной из таких улочках с морскими гадами, извивающихся и ползающих в аквариумах и всевозможных ящичках, можно ткнуть пальцем в любую лягушку и тебе ее тут же приготовят. Мы решили «шикануть» и заказать нормального традиционного лобстера, тем более, что стоит этот деликатес намного дешевле, чем стоил бы, например, где-нибудь на Средиземноморье. Ну, казалось бы, чем испортишь лобстера? Оказывается, талантливым китайским поварам такое под силу! Через 10 минут нам принесли на блюде некую разваренную субстанцию в масле, жире, покрытую глазированной плёнкой и обсыпанную мукой. Где-то там на дне печально затерялись кусочки нашего многострадального «ракообразного». Хотя, ему, наверное, было теперь уже всё равно, как его приготовили.

Стритфуд – лотерея! Но побывать в Китае и не отведать чего-нибудь с уличных лотков — преступление. Вонтоны, димсумы, всевозможная снедь на палочках, воробьиные шашлычки, голубятина в кляре, клубника в карамели, фаршированный тофу, такояки с осьминогом – чего только не встретишь! Вот и находящиеся в плену стереотипов мои знакомые поддались соблазну и однажды заглянули в пельменную с четырьмя столиками, три из которых занимали местные семейства, смачно и заразительно чавкающие лапшой в бульоне и маленькими пельмешками-на-парý, теми самыми «димсум». Пельмешки оказались действительно умопомрачительно вкусными. Вдруг один товарищ обнаружил в одном из пельменей предмет, оказавшийся… человеческим зубом.

У всей честной компании пошатнулись ножки стульев. Все начали выяснять, какой зверушки это зуб на самом деле и не едят ли уж они человечину. Белолицые европейцы стали зеленеть, а аппетит — пропадать на ближайшие несколько дней. Когда ребята собрались с духом и почти уже закатали рукава для разборки с поваром, к счастью, «виновник торжества» осознал: находка – всего лишь его собственная коронка.

Вот так вот, стереотип о всеядных китайцах мог привести к русско-китайскому конфликту, который, Слава Богу, не состоялся.

Продолжение следует…

Текст: Саша Алмазова
Фото автора

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook