Город

Science Slam: Слава науке!

Опубликовано 16 октября 2014 в 20:00
0 0 0 0 0

12 октября в А2 проходил седьмой Science Slam. Как я и говорил, дело это заразное. Достаточно однажды сходить и следующий слэм уже ни за что не пропустишь.

Логично, что с каждым разом мероприятие становится всё популярней, вовлекая на свою орбиту всё больше людей активно интересующихся наукой — в этот раз публики было заметно больше, чем на летнем слэме. Я немного опаздывал и когда зашел, уже было темно, ведущий Сергей Гаврилов подогревал публику перед первым участником, все сидячие места внизу были заняты, а шариться в темноте по крутым лестницам желания не возникло, так что я припарковался за колонной у бара. С пивом, как, впрочем, и с доброй половиной другого алкоголя, в баре опять как-то не сложилось, наличествовал только подкисший Budweiser двух цветов. Я вполне готов терпеть плохую вентиляцию и запросто проведу пару часов на ногах, но потчевать людей отвратным пойлом — это, я считаю, истинное кощунство. Но на тему пива, как вы наверно заметили, слегка шибанутый, полагаю, что всем остальным норм. Пока я костерил про себя недальновидность управляющих А2, объявили первого слэмера.

Это был специалист по когнитивной психологии Матвей Нелюбов. Его доклад был посвящен проблеме надежности нашей памяти и тому, что неполнота сохранения информации в памяти, и несовершенство механизмов извлечения этой информации могут провоцировать формирование воспоминаний, не соответствующих действительности. Безусловно, эта проблема является ключевой для уголовного процесса, так как свидетель или жертва преступления могут неосознанно помешать установлению истины, если их показания расходятся с вещественными доказательствами, или даже оговорить невиновного. Матвей привел пример, что появление методик исследования следов ДНК, обнаруженных на месте преступления, привело в свое время к пересмотру порядка трети приговоров по насильственным сексуальным преступлениям и убийствам. Выступление было интересным, но каких-то существенных практических результатов представлено не было. Видимо, до получения достоверной методики отличия ложных воспоминаний от истинных еще далеко.

Следом выступал Григорий Кошмак, он рассказывал о современных гаджетах медицинского назначения. Не секрет, что население планеты стареет, и, при сохранении нынешнего уровня медицины, уже скоро людей, которым требуется уход, станет больше, чем людей, способных этот уход оказать. В связи с этим, планируется всех пациентов обвешивать всевозможными датчиками, которые, в случае отклонения какого-либо из показателей от нормы, будут сигнализировать об этом его близким, лечащему врачу и ближайшей медицинской организации. Команда Григория ведет разработку датчика, фиксирующего внезапное падение человека. Одна из самых больших проблем в этом деле — выделение из потока постоянно изменяющихся величин (например, ориентация в пространстве, ускорение, пульс и уровень насыщения крови кислородом) данных, которые позволяют однозначно заявить, что человек упал, а не просто прилег на диван. Не были забыты и этические проблемы удаленного наблюдения за физическим состоянием пациента и опасности несанкционированного доступа к этим данным.

Третьим на слэм вышел Алексей Соколов, провел ликбез о том, как кровеносная система доставляет кислород нашим органам, в частности, мозгу, который до него, оказывается, настолько охоч, что потребляет, по меньшей мере, четверть получаемого кислорода, и роли железа в этом процессе. С возрастом железо накапливается в организме, и его даже может быть настолько много, что оно мешает нормальной доставке кислорода к клеткам мозга, и из-за этого многие знакомятся с герром Альцгеймером, правда постоянно забывают об этом, или начинают постоянно трясти руку воображаемого мистера Паркинсона. Группа Алексея предлагает лечить эти состояния употреблением препаратов на основе лактоферрина — белка, содержащегося в грудном молоке, которое обладает высоким показателем связывания железа в организме. Однако, материнское молоко — не самый массовый продукт, поэтому ведутся работы над получением искуственного лактоферрина с помощью трансгенных организмов. Препарат отлично проявил себя на подопытных мышках, так что остается только пожелать удачи ребятам с клиническими испытаниями. Алексей резюмировал своё выступление забавным стишком:

«Пейте, дети, молоко — Паркинсон недалеко!»

После небольшого перерыва выступления продолжились, на сцену поднялся специалист по гидроакустике Сергей Бойцов. Поверхность нашей планеты на 70% скрыта под водой, и это привело к забавному результату — мы уже больше знаем о ближнем космосе, чем о подводном мире. Главный инструмент изучения рельефа дна — гидроакустика. Данные, полученные этим способом нужно очищать от паразитных морских шумов (от кораблей), дефектов среды (пузырьки воздуха), да и вообще, как-то интерпретировать, классифицировать, отделять особенности рельефа от искусственных объектов, например, затонувших кораблей или морских мин. Презентация была довольно интересной и вызвала живой отклик у публики, однако, самое интересное — алгоритмы непосредственной интерпретации сигналов, остались окутаны туманом войны, так как составляют, по словам Сергея, государственную тайну.

Следующим на сцену вышел Андрей Серяков, который сейчас участвует в научной работе на Большом Адронном коллайдере в Европейском Институте Ядерных Исследований. Работа Андрея посвящена поиску и изучению, предположительно, нового состояния вещества — кварк-глюонной плазмы. Когда-то казалось, что любое вещество может существовать в трех привычных нам формах — твердой, жидкой и газообразной, позднее к ним добавилась плазма — ионизированный газ. В твердом состоянии атомы вещества объединены друг с другом в кристаллическую решетку. С повышением температуры кристаллическая решетка разрушается, и атомы вещества обретают возможность свободно перемещаться относительно друг друга, как это происходит в жидкостях и газах. Если газ хорошенько нагреть, электроны покидают свои орбиты вокруг атомов, и мы получаем субстанцию, в которой хаотично перемещаются свободные электроны и ядра. Если продолжать нагревать плазму, то якобы нуклон (ядро атома) распадается на элементарные частицы — кварки, глюоны и антикварки, и в их поведении наблюдаются некие закономерности, как будто они догадываются о существовании друг друга. Но поскольку разогревать плазму до температур, на которых наблюдается этот эффект, довольно затруднительно, в данный момент такие исследования ведут в рамках эксперимента ALICE на большом адронном коллайдере, сталкивая между собой ядра свинца. Хотя, говорить определенно, что конкретно там при этом происходит — пока преждевременно, но выглядит это примерно так. Ну, по крайней мере, так говорят ученые — сам я не видел, утверждать не берусь. Некоторые ученые считают, что примерно в таком состоянии находится вещество в центре нейтронных звезд. Вот такие интересные исследования. В связи со всем этим, Андрей не удержался от шутки про методы исследования в физике:

Если биолог захочет узнать, что внутри лягушки, он возьмет скальпель и разрежет её, физик же разгонит двух лягушек до субсветовой скорости, столкнет их и будет изучать ошметки.

Последним выступал специалист по урбанистике Дмитрий Коменденко. Его выступление, по большей части, было посвящено исследованию экономической жизни городских центров по ночам. Суть исследования сводится к тому, что он выделил несколько ключевых районов Васильевского острова, обошел их полностью и дотошно зафиксировал часы работы всех организаций. После этого он взял результаты аналогичного исследования в Берлине, и сравнил их друг с другом. Оказалось, что ночная жизнь Петербурга гораздо разнообразней, дифференцированней. Ночью у нас можно не только поесть, выпить и потанцевать, как в Европе, но и купить практически всё, что угодно, вплоть до книг и цветов, и даже отремонтировать автомобиль. Несмотря на то, что наши города более круглосуточные, российская градостроительная мысль до сих пор отравлена советскими догматами и совершенно не учитывает реалии и тенденции современной жизни, нужды и чаяния обычного горожанина. Все усилия по развитию ночной жизни ложатся на плечи предпринимателей, которые вынуждены жить в чутком контакте с потребителям. Дмитрий предлагает при планировании территорий не только опираться на пространственные параметры, но учитывать и возможность разного использования одних и тех же зон в разное время.

Дальше наступило время выбирать победителя. Напомню, что победитель слэма выбирается зрителями — аудитория хлопает, топает, кричит и свистит, а все это фиксирует шумомер. В этот раз электронное устройство, как и организаторы, оказалось в тупике — первый раунд оваций определил победителями двух участников. Пришлось провести второй тур, но и тогда шумомер организаторов затруднился однозначно определить победителя. Поэтому победа была присуждена сразу двум участникам — Андрею Серякову и Алексею Соколову, каждый из них унес домой по одной боксерской перчатке.

Конечно же, хочется поблагодарить организаторов — газету «Бумага» и компанию РВК! Продолжайте в том же духе!

RPlBEBzlAe4

P.S. Покидая поздним вечером клуб А2, который несколько раз в год становится smart-площадкой, причем это касается не только слэмеров, но и аудитории (редко где встретишь такое количество умных людей сразу), я понял, что именно сюда следует ходить девушкам, желающим подцепить перспективного мужа. Советую взять это мероприятие на заметку, барышни!

Фото: группа Science Slam

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook