Общество

Спустя сутки после теракта. О чем говорят петербуржцы

Опубликовано 04 апреля в 18:31
0 0 0 0 0

3 апреля 2017 года в Санкт-Петербурге произошёл теракт в метро. На перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт» сработало взрывное устройство. Трагедия унесла жизни 14 человек, более 40 находятся в больницах с травмами разной степени тяжести.

На месте этих людей мог оказаться каждый из нас. Бомбы не выбирают людей по профессии, полу, возрасту и вероисповеданию. Редакция TNR узнала у жителей города, что они думают сутки спустя.

Один из пассажиров соседнего вагона, пожелавший остаться неизвестным, сообщил нам, что необходимо сделать для предотвращения подобных ситуаций: «Нужно увеличить уровень, качество досмотра и охраны в таких многолюдных местах, наконец-то включить те самые рамки, которые должны это отслеживать. Они не работают».

Очевидцы трагедии первыми пришли на помощь к пострадавшим. Это позволило спасти жизни людей. Следом за ними профессиональную помощь стали оказывать врачи, незамедлительно прибывшие на место случившегося.

«В момент трагедии я находился дома. У меня был выходной. Когда я в первые услышал о теракте, мне стало безумно жалко людей. Кажется, что водитель кареты скорой помощи должен привыкнуть к мысли о людском горе, случающемся рядом, но это невозможно, тем более, когда происходит такое. Я думаю, что властям пора серьёзно заняться миграционной политикой и усилить обеспечение безопасности в стране» — поделился своим мнением Алексей Тихонов — шофёр петербургской «неотложки».

Приблизительно в одно время с врачами на месте оказались и журналисты. Мгновенно информационное пространство превратилось в улей. Вот, что об этом говорит  pr-директор одной из петербургских компаний: «Я по образованию журналист, и одна из многих разочаровавшихся в профессии еще в студенческие годы. В 2005-2007, по-моему, еще был актуален постулат, что СМИ не должны публиковать непроверенную информацию и сомнительные источники. По крайней мере, так меня учили, и с этим убеждением я остаюсь. Я внимательно следила за информационным полем с момента первого сообщения о теракте и понимала невероятно наглядно, как все изменилось, что социальные сети сделали свое дело.

Фейковые новости, слухи, кто-то там что-то там сказал – все это подхватывается, переписывается и разносится, и ни одно СМИ этого не чурается.

На Восстания обнаружили бомбу, через 5 минут не обнаружили, через 10 это просто подозрительная сумка, через 20 снова обнаружили, через час все-таки официальное подтверждение. Очень легко написать опровержение и сделать пост с извинениями. Много лайков, много репостов, высокая посещаемость, цитируемость, рейтинги – это все понятно. Такое время, такие технологии, такие «новости»».

Петербург по-настоящему сплотился в трудные минуты. Жители поддержали друг друга всем, чем могли. Таксисты работали бесплатно, обладатели личного транспорта размещали сообщения о том, что готовы подобрать попутчиков. В стороне не остались и заведения города. Они предлагали бесплатный чай и еду. Вот, что говорит владелица одного из таких мест Ада Дакар:

Бороться с терроризмом — задача не для гражданского населения

Оказать поддержку людям, попавшим в сложное положение — долг петербуржца и христианина. Многие после случившегося негативно настроены к представителям ислама. Сама я принадлежу к католической конфессии и далека от ненависти к мусульманам. Нельзя обвинять во всем представителей какой-то религии, потому что для Петербурга в этот день это не имело особого значения. Все сплотились перед лицом общей трагедии».

Об этом говорит и один из руководителей группы «Мечети Петербурга и СЗРРФ» Малик Бабаев: «Нельзя обвинять в произошедшем мусульман. Это не уровень человека, который себя считает образованным, воспитанным петербуржцем. Если тысячи представителей мусульманской религии отдали свои жизни за Ленинград и Санкт-Петербург, за свободу ленинградцев, и после этого так подумать про целую религию. Это называется глумлением над героями этого освобождения.

Не мало неправильных действий происходит со стороны военных, которые представляет христианскую религию в Дагестане. Там народ не выпускает на них такой пар.
Этот тротил не мусульманин производит. Тротил находится в ведомстве военных. На военных складах.

Ни один мусульманин с произошедшим не согласен. Кроме того, мы также разделяем горе близких и всех, кто пострадал. Те, кто совершили этот поступок, они — нелюди. Их действия — прямая противоположность религии Ислам. В Исламе запрещено подобное.

Но почему-то в адрес тех, кто должен был не допустить теракт, не говориться ничего. Их не наказывают должным образом. Такой подход приводит к разрушению здорового общества.

Борьба с преступностью не должна строиться на вопросе: «Ты мусульманин, христианин или иудей?»

С 1952 по 1992 год Сенная площадь носила название «площадь Мира». Мир в доме — самое ценное, что необходимо каждому из нас. Нельзя делить людей по полу, возрасту, вероисповеданию. Именно такое неравенство приводит к беде. Она уже пришла в наш дом, и сегодня всем нам стоит сплотиться, отбросив страхи и предрассудки, чтобы впредь не допустить ничего подобного.

Текст: Эдгар Блейх

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook