Город

Судьба Исаакия. Почему храм и музей могут сосуществовать

Опубликовано 15 марта в 14:12
0 0 0 0 0

В рамках проекта «Открытая библиотека» поэтесса Ольга Седакова и протоиерей Алексей Уминский беседовали на тему «Православие и мир». В частности, они обсудили и ситуацию с Исаакиевским собором. TNR выбрала самые интересные высказывания.

О ситуации в целом

О.Седакова: с отцом Алексеем мы сошлись в том, что в самом процессе передачи храма, нарушены какие-то основные правила поведения в обществе. Если бы всё это происходило другим образом, если бы это было как-то согласовано, выслушано, обдумано, то это не вызвало бы такого противостояния.

Как и писал Пиотровский, я думаю, что задача всех, и церкви в том числе, хранить мир в обществе, которое и так раздирается разнообразными расколами.

А.Уминский: мне кажется, это противостояние – оно не на уровне противостояния музея и храма, не на уровне противостояния Церкви с большой буквы и Культуры с большой буквы, а на уровне амбициозности, хамства, неслышанья друг друга, нежелания диалога, нежелания понимания.

О тоне общественных дискуссий

О. Седакова: думаю, что для людей со стороны, для тех, кто не связан близко с церковью, создается образ, что боевые дружины, которые врываются на концерты, которые срываются спектакли и выставки, это и есть голос церкви.

Мать Мария писала еще в 30-е годы о том, что будет, если церковь вернется, церковь будет реабилитирована, разрешена и туда придут люди советского формирования, которые кроме идеологии не понимают других отношений со смыслом. Они обрели не смысл собственной жизни, они приобрели идеологию. А всякая идеология построена на борьбе. Первое, что нужно делать, — это найти врага и с ним бороться. И здесь мне, конечно, очень обидно, что именно это принимается за голос церкви.

А.Уминский: немножко страсти должны поутихнуть и должен быть сбавлен вот этот хамский тон, который просто бьет по ушам. В таком контексте невозможно говорить о храме. Храм не может строиться на хамстве, храм не может строиться на скандале.

Храм – это место мира.

Вот это храмовое действие – оно же, ведь, не только как богослужение существует. Оно существует как стяжание духа мира, как изменение пространства мира. Преподобный Сергей говорил: «Как воззрением на Святую Троицу, так и воззрением на храм мы могли бы побеждать ненавистную рознь этого мира». А на розни храм не может существовать.

29cde113656943.56276821d6d24

О практике сосуществования церкви и музея в России

А.Уминский: в Москве, например, нет такой проблемы, потому что музейное сообщество и церковь за долгие годы успели выработать очень хорошую модель взаимоотношений. У нас Третьяковская галерея прекрасно сосуществует вместе с храмом, который принадлежит Третьяковской галерее. И в этом храме постоянно проводятся богослужения, в этом храме в качестве икон для поклонения и молитвы присутствует Владимирская икона Божьей матери и Троица Рублева. И в этом нет ничего страшного. Как храм открыт для всех посетителей, так и музей предоставляет помещение церкви для регулярных богослужений.

О возможном статус-кво

О. Седакова: если бы вопрос вынесли не голосование, я, пожалуй бы, проголосовала за статус-кво. Это музей, но с регулярными богослужениями.

А. Уминский: я бы, конечно, проголосовал за то, чтобы это был храм и музей в равной степени. Потому что сегодняшняя жизнь этого храма заключается в богослужениях в маленьком Екатерининском приделе. Очевидно, что этот собор достоин богослужения центрального. И ничего в этом страшного нет, если в этом храме будут совершаться архиерейские службы. Если они будут совершаться там достаточно регулярно, скажем, по воскресным дням. Почему нет? Но если при этом все музейные функции храма будут во всей полноте сохранены.

Павел Флоренский пытался создать вот эту модель взаимоотношений храма как хранителя культуры, церкви как хранительницы культуры и светского, не религиозного общества. Мне кажется, это вполне возможно, и ничего в этом страшного нет.

4bab9d32387921.567fd495c9ee8

 

Об отношениях церкви и общества

А.Уминский: церковь – это живой организм. Не обязательно здоровый, но живой. И в какой-то момент этот живой организм может быть очень-очень красивым. А в какой-то момент этот живой организм может очень-очень скукожиться. Понимаете?

Очень многое зависит от того, что вообще человек хочет от церкви по-настоящему. Какой запрос у самого члена общества к церкви? Это очень-очень важно, потому что от этого запроса, от этого видения, от этого желания и зависит, собственно говоря, внутренняя церковная жизнь.

Если церковь мыслится обществом как скрепа, как идеологический инструмент, тогда церковь будет сближаться с государством, потому что это всё мыслится в парадигме прошлого.

Если будет запрос на любовь, то церковь, может быть, станет очень маленькой, но очень живой.

Материал подготовлен на основе расшифровки беседы в рамках проекта «Диалоги» «Открытой библиотеки»
0 0 0 0 0