Татьяна Толстая о мате и власти

Опубликовано 21 июля 2014 в 15:00
0 0 0 0 0

На прошлой неделе писательница Татьяна Толстая провела сразу несколько встреч со своими читателями по случаю выхода книги «Легкие миры». Это сборник произведений последних лет, который в первую очередь показывает новый срез взгляда автора. Толстая пишет о событиях, которые имели место быть в ее жизни, о встречах, местах, вкусах, спорах, о жизни. 

толстая3

О новой книге

Этот сборник состоит из трех блоков текстов. Первый – «Легкие миры». Это лирические тексты, написанные с установкой на стилистику художественной литературы, не документальной. Хотя в них нет ни одного слова неправды. Это у меня такой новый интерес — писать так, чтобы описывать без выдумки, а просто в другом разрезе. Чтобы смотреть на действительность с другой точки обзора. Ведь в зависимости от того, где вы расположитесь в пространстве, угол вхождения в понимание действительности будет разный. Раньше я писала с условно стандартной позиции. Сейчас – по-другому.

Второй – «С народом» — это документальные бытовые заметки. А третья называется «Может быть свет» — это о том, что существует еще другое пространство за тем, что мы видим. Или надежда на него. Кроме того в книге есть большое интервью, которое провел московский журналист Иван Давыдов.

О переводах

Свои книги в переводе я читать, конечно, не люблю – это крайне неприятное занятие. Я ведь этих слов не писала.

Недавно моя книга вышла на японском – я получила ее, с почтением пролистала от начала до конца. Потом только я узнала, что я ее пролистала задом наперед и вверх ногами. Японского я не знаю.

толстая4

О мате

Любое затыкание рта мешает говорить. А вообще власти добьются лишь того, что люди будут материться гораздо больше. А кроме того, запрещены только 4 слова и производные от них.

И не понятно, а можно ли, например, употреблять слово муд@к? И потом многие матерные слова просто могут обозначать все, что угодно. А если я поменяю одну букву в слове – ты попробуй докажи, что я сказала именно мат.

Ну, совсем уж побоялись власти запретить. «Легкие миры» вышла до 1 августа и там есть  значок «18+». Хотя, по моим наблюдениям, в основном мат используется молодыми людьми как раз до 18 лет, потом они успокаиваются. Мы вот с вами, интеллигентные люди, можем сдержать себя ведь? И когда надо матюгнемся, когда надо – не будем. Но следующий тираж, который выйдет после 1 августа, все книги будут закутаны в целлофан. То есть да – это значит – там есть мат!

О фейсбуке и сплетнях

Это фастфуд такой, но он оказался очень удобным для ежеминутной фиксации. Увидел, написал, сфотографировал – а есть, что фотографировать, ведь вокруг нас много смешного и странного.

В условиях позиции на уничтожение каких-то нормальных СМИ мы переходим на сплетни – так вот фейсбук и другие социальные сети – это сплетни. Я их очень люблю, и хорошо к ним отношусь.

Это не значит, что это что-то плохое, просто это быстрая передача информации. Через соцсети общество себя и выстраивает. Так что меня не удивляет сигнал о том, что и эти социальные сети власти хотят прикрыть. Ну, как говориться, хуже будет властям. В 17-ом году тоже много чего было.

О свободе

У нас свободы еще гораздо больше, чем в США. Потому что у нас законы не работают, а там как раз очень даже работают — и свободы там никакой нет!

О вере

Я себя более отношу к христианской религии, хотя мне это не мешает с симпатией относится к язычеству. Ведь никто ничего не знает о боге. Нельзя тупо верить ни одной организации, в том числе и Московской патриархии. Религия для меня более широкое, доброе, глубокое, теплое и загадочно, нежели то, что нам пытаются преподнести церковной верой. Человек свободен внутренне, а бог в нас. И не надо никуда ходить за ним, он тут – внутри.

толстая2

О благотворительности

Очень уважаю благотворителей, знаю, что это один из самых тяжких трудов. Сама такими проектами не занимаюсь, потому что этому надо посвящать всю свою жизнь. Время от времени посылаю деньги по тем или иным адресам нуждающихся. Верю только в адресную помощь, не участвую в фондах, потому что не верю.

О «Школе злословия»

12 лет вместе проработали и хватит. Передача закрылась, проект больше не будет продолжаться. С Дуней Смирновой у нас больше не будет совместных проектов, у нее много работы – она фильмы снимает, я книги пишу.

О Питере

Питер тоже разный бывает – бывает Купчино, а есть и другие места. Публика московская и питерская отличается, хотя не могу сказать, чем конкретно.

толстая

Фото: группа VK

0 0 0 0 0
Вконтакте
facebook