Выбор редакции

Тогда и сейчас: юмор на телевидении

Опубликовано 21 декабря 2014 в 16:46
0 0 0 0 0

Юмористических программ на российском ТВ всегда хватало: некоторые из них уже перевалили двадцатилетний рубеж, но продолжают выходить в эфир, другие делаются совершенно новыми людьми, но используют проверенные форматы. The Neva Room решила сравнить нынешний юмор в телевизоре с юмором из девяностых — кто, как и над чем смеялся тогда и сейчас.
http://vk.com/doc4924473_352709547?hash=a6f5af3d8fc8420f64&dl=22e4183edd702bee4e&wnd=1
Можно сказать сразу: юмор образца девяностых смотреть в обычных развлекательных целях не только сложно (в лучшем случае это просто не смешно), но и довольно мучительно, поскольку иногда можно начать захлебываться волнами жгучего стыда — как за авторов шуток, так и за себя. Тем не менее идея проследить, как эволюционировал легкий жанр от своего зачаточного состояния к концу 2014 года, кажется нам завораживающей. Для чистоты эксперимента мы выбрали пять основных хитов: «Смехопанораму» (куда же без Петросяна и старой гвардии), КВН, «Сам себе режиссер», «Шоу Уральских пельменей» и «Вечернего Урганта» вместе с прототипом из середины 90-х.

«Смехопанорама»

Самый первый выпуск петросяновской «Смехопанорамы», кажется, не сохранился, но можно смело начать и со второго — в любом случае, идет 1994 год. Во вступительном слове Евгений Ваганович освещает мир задумчивой доброй полуулыбкой и сразу обрушивает на телезрителя свой мощный литературоведческий бэкграунд. Помимо традиционного эпиграфа из Бомарше («Я спешу посмеяться над всем, иначе мне пришлось бы заплакать») в ход идет и Рабле, и «Судьба России» Бердяева, звучит словосочетание «тоталитарная смерть» и цитата из Ницше; соведущий в модном красном пиджаке озабоченно потряхивает головой. Вообще, чувствовалось, что Петросян тогда много думал о своей просветительской деятельности — например, в следующем своем спиче он уже сидит рядом со статуей японского божка Хотэя (воплощения Будды, на секундочку). В плане концертных номеров все не так радужно — старое выступление Райкина, полузабытые комики в пиджаках вроде Альберта Левина и Карена Аванесяна, черно-белые фрагменты «Голубых огоньков».

Один из последних выпусков смотрится на этом фоне существенно грустнее: Петросян начинает традиционный вводный монолог со слов «Геннадий Ветров в своем номерочке…» и рассуждает не о природе юмора цитатами из классики, а вяло шутит про олигархов в Лондоне, дороги, холода и водку. Еще есть все тот же постаревший Ветров с баяном, клоунада про балет, некто Обид Асомов с шутками про Узбекистан и сам маэстро в качестве гвоздя программы (кстати, дуэтом с пресловутым Аванесяном, но пиджак у того уже другой).

КВН

Финал КВН ровно 20 лет назад проходил в процессе морского круиза и выглядел несколько по-сиротски (несмотря на то, что круиз считался роскошью и необходимой приметой времени) — смотреть его можно с любого места, но с обязательным риском наткнуться на строчку из песни вроде «Только Сникерс казаку во степи батончик», малоактуальные шутки про батьку Махно или миниатюру про Михаила Сергеевича Горбачева и Джорджа Буша-старшего («Майкл, вы читали Жюля Верна? — Конечно, я же закончил юрфак. — MY FUCK? — Не в мае, а в августе!»). Многие гэги не проходят уже тогда — репризы про «шведскую семью» встречаются гробовым молчанием.

Современные игры пересказывать довольно бессмысленно, да и особых новостей тут нет — люди все так же не устают шутить на тему, например, Герасима и Муму (теперь они пишут друг другу смски) и приглашают на сцену звезд девяностых (в этом выпуске фигурируют герой «Аншлага» Сергей Дроботенко и, кажется, постепенно выживающий из ума Николай Николаевич Дроздов).

«Сам себе режиссер»

Еще одна долгоиграющая программа с неизменным ведущим Алексеем Лысенковым, которому, кажется, в этой жизни не страшно уже ничего. Помимо сумасшедших коллег из криминальной хроники, присылавших на передачу кассеты с «забавной расчлененочкой» или кукол-чревовещателей в качестве соведущих (особенно дико выглядела ситуация после кризиса 98-го, когда в кадре сидела омерзительная розовая ложка, рекламировавшая мороженое), Алексею приходилось справляться и с собственным алкоголизмом, депрессией и обвинениями в домашнем насилии — и справиться удалось.


Сейчас «ССР» концептуально вообще не отличается от себя образца 92-го года (правда, тогда люди еще присылали сюжеты на кинопленке) — детишки, котики, собачки и люди на свадьбах продолжают потешно падать под закадровые комментарии, в том числе и на видео из середины девяностых. Единственное, что изменилось: несмотря на песню «Я всегда с собой беру видеокамеру» дарят теперь планшеты и электронные книжки. К слову, на официальном сайте до сих пор указан адрес, куда слать VHS-кассеты, в скобках трогательно помечено, что кинопленка — надо же — не принимается.

Шоу «Уральских пельменей»
Чемпионы КВН 2000 года со временем выросли в полноценный юмористический телепроект, подарили российскому юмору Сергея Светлакова, от которого невозможно куда-либо деться, и теперь прекрасно забивают сетку и делают рейтинги каналу СТС. Начиналось все, впрочем, довольно дико — 1995-й, еще не оранжевые рубашки, безумные брюки-клеш, шестидесятнические прически и шутки про эротику по телевизору, рекламу «Тайда» и екатеринбургское метро в картонных декорациях, которые лучше просто увидеть.

Сейчас, благо, декорации нормальные, да и качество скетчей не вызывает смертельного ужаса — это по-прежнему крепкий КВНовский юмор, поставленный на полностью профессиональные рельсы (вот, например, образцово-показательная сценка про школу). В любом случае отдельную симпатию вызывает, когда комики периодически подшучивают над своим родом занятий и над тем, что они старые.

«Добрый вечер» с Игорем Угольниковым и «Вечерний Ургант»
Еще задолго до «Вечернего Урганта» в России появлялись свои аналоги SaturdayNightLive: в Питере Нагиев и Рост вели «Однажды вечером», по ОРТ было что-то с Ярмольником, а на второй кнопке царствовал Игорь Угольников, тогдашняя звезда программы «Оба-на». Последнее выглядело просто чудовищно. Запредельный стендап ведущего с бородатыми шутками (да, и про Горбачева в 1997 году тоже еще шутили — фильмы «Конан-разрушитель Берлинской стены» и «Особенности национальной перестройки», вау, смешно) сопровождался Левоном Оганезовым за клавишами и неизменным появлением гостей. Их, разумеется, всегда не хватало, так что приходилось выкручиваться. В этом выпуске, например, на программу приходит гончар — ну, то есть действительно гончар, ничем не знаменитый, реально делает крынки. Немного спасает положение Сергей Безруков: у него адский грим (кажется, даже с блеском для губ), пиджак с медалями и безграничная гордость за то, что он, наконец, сыграл в театре роль Есенина — опять же, с годами мало что поменялось.

«Вечерний Ургант» на этом фоне смотрится как пришелец с другой планеты: что-то дополнительно говорить незачем (все и так смотрели), а чтобы освежить контраст с шоу позапрошлого десятилетия, можно либо просто включить телевизор, либо запустить архивный выпуск с Сергеем Владимировичем Шнуровым — хотя бы потому, что у него клевые треники.

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook