Выбор редакции

Зап. Эксперимент: поход в стриптиз-клуб

Опубликовано 04 сентября 2014 в 20:00
0 0 0 0 0

О стриптизе, стриптизёрах и стриптиз-клубах ходит множество легенд и слухов, мало соответствующих действительности. И я охотно в них верила, пока сама не стала танцевать стриптиз.

Один из самых распространённых гласит, что люди, работающие в этой индустрии, живут несчастной тяжёлой жизнью, продавая свою душу за жалкие грязные бумажки, которые им жирными пальцами засовывают в трусики хамоватые клиенты. Другой, не менее идиотский, — что это звёздная жизнь, полная богатых любовников, кокаина и роскоши. Фильмы вроде Show Girls это только подтверждают.

стриптиз4

Я, несмотря на то, что уже несколько лет веду тренинги по стриптизу и танцую его, практически не работала по коммерческим заказам и вообще ни разу не была в стриптиз-клубе. Все хором мне говорили: «И не ходи! Ничего хорошего!», а я время от времени задумывалась о том, что негоже утверждать, что такие клубы — это не лучшее место для просмотра стриптиза, раз я сама там никогда не бывала. Пора восполнить этот пробел!

Поэтому мы с моим мужем Джоном решили отправиться в один из клубов Киева, раз уж по случаю там оказались. Надо сказать, что Украина — удивительная страна, богатая одними из самых красивых женщин в мире. Как говорит Джонни, «здесь даже на кассах в супермаркете работают топ-модели». Поэтому пойти в стриптиз-клуб здесь однозначно было удачным решением.

По совету одного знакомого мы отправились в заведение, назовём его «Х», с впечатляющим дизайном: много цветного света, диодный прозрачный пол, уютные диванчики и совсем без пошлой позолоты с мехами. Современно и ярко.

На входе нас встретили громилы-охранники и скучающий администратор, окинувшие нас хищными оценивающими взглядами. Мы парировали их гордо: с нас, безработных и бездомных, бабла не выколотишь! Правда, раскошелиться всё равно пришлось: 100 гривен (чуть меньше 7 евро) за вход Джона, 150 гривен за меня и 500 гривен — депозит за счёт по столику.

Мы прошли внутрь и обалдели. Гремела музыка. Вращались зеркальные шары. В центре сцены на шесте танцевала девушка. И никого! Нет, кроме нас была ещё пара клиентов, спрятавшихся в темноте, но час был явно ранний.

Одна за другой на сцене появлялись танцовщицы. Композиции были очень короткие, поэтому они буквально сразу снимали с себя платье и трусики. Некоторые исполняли очень неплохую акробатику на пилоне, а некоторые ограничивались призывными позами.

стриптиз5

Как только мы устроились на диване у самой сцены, из динамиков раздался голос, объявляющий акцию, и на сцену вереницей вышли девушки, одетые весьма скромно, в смысле мало. О, что это были за девушки! Все как на подбор: стройные, длинноногие, молоденькие и просто невероятно красивые. Они спустились в зал и начали предлагать клиентам приватный танец. Джон даже растерялся, когда его окружило 10 красоток, наперебой щебеча что-то на русском и нежно поглаживая его то там, то тут.

Нужно сказать, что во Франции, откуда он родом, культура стриптиза совсем другая. Между танцовщицей и клиентами выстроенна непрошибаемая стена из законов, условностей и социальным норм. Ни при каких обстоятельствах мужчина не имеет права прикоснуться к девушке — иначе вышибала его как минимум вышвырнет на улицу. Работницы клубов чаще всего не смотрят ни на кого, сохраняя на лице отсутствующее выражение, они погружены в думы о невесёлом.

Поэтому такой тесный контакт сразу огорошил Джона. Мы огляделись и заметили, как девушки стайками въются у редких клиентов, садятся к ним на колени и просят что-нибудь для них заказать. К нам тоже подсела девушка по имени Лера и за напиток с лёгкостью рассказала нам местные секреты.

Во-первых, тем, кто работает в клубе, по 18-19-20 лет. Самой взрослой было 32 года. Но моложе 18 уж точно нет.

Во-вторых, у девушек нет ставки. Всё, что они получают — это деньги с приватов и консумации (напитков, которые для них заказали клиенты). Бывают неудачные дни без клиентов и тогда девчонки отправляются домой ни с чем.

Приват стоит 300 гривен (17 евро). Самый дешёвый напиток — от 100. Половину этого достаётся девушке, половина клубу, поэтому если она работает без консумации, её штрафуют. Если она слишком долго сидит с одним клиентом, её штрафуют. Если она в танце отходит от шеста, её штрафуют!

Вообще вся деятельность клуба направлена на то, чтобы выбить из клиентов бабло. Цены в меню в среднем в два раза выше, чем в приличном ресторане. За любое «телодвижение» клиент платит. Для этого придумано обширное крэйзи-меню:
Освободить девушку от танца на час — 500 гривен
Танец гостя на главной сцене — 600 гривен
Лесби-шоу — 600 гривен
«Царь», продли работу клуба на час — 2000 гривен и т.д.

Девушки танцуют по очереди на главной сцене, «пиаря» таким образом своё тело, а потом ходят по залу и уговаривают клиентов заказать приват. Некоторые делают это весьма активно: залезают на клиентов, расстёгивают их рубашки и всячески стараются разжечь их страсть. Всё это не обсуждается — таков этикет. А уж тем более то, что происходит в приватных закутках за полупрозрачными занавесками.

Но вообще это хороший клуб, призналась Лера. Единственный в Киеве, который по совместительству не является борделем. Остальные — все бордели, и девушек туда берут только при условии, что они будут заниматься проституцией. Часто их принуждают к этому: при приёме на работу об этом умалчивают, а потом начинают шантажировать, говоря, мол, мы тебе выдали обрудование (костюмы, обувь), а ты теперь расплачивайся. И если у девушки нет денег… в общем, некоторые соглашаются.

По этой же причине в клубе «Х» девушки хорошо танцуют и красивые. Те, кому лень танцевать и работать над внешностью, но хочется быстрого заработка, уходят в другие клубы с нравами «попроще». А здесь любые сексуальные отношения между персоналом и клиентами запрещены: везде камеры и нарушение грозит увольнением.

стриптиз6

Лера вдруг забеспокоилась и, попрощавшись с нами, убежала. Через минуту мы уже видели её на сцене , азартно аплодировали и подбадривали её криками. На нас смотрели, как на сумасшедших: в стриптиз-клубах это не принято. Хочешь поощрить девушку — засовывай деньги в трусики.

И тут же мы увидели, как из темноты выдвинулся мужчина с многолетней трудовой мозолью на торсе и поманил Леру к себе. Она ловко спустилась с шеста и поползла к нему по-кошачьи на четвереньках. Пока он управлялся со своим нелёгким делом, она окидывала взглядом других, соображая, к кому можно было бы «подкатить» ещё, чтобы заработать побольше.

Когда её танец закончился, мы снова проводили её нашей одинокой овацией под недоумевающие взгляды других. Вернувшись к нам, Лера призналась, что не может больше сидеть с нами, а то её оштрафуют. Тогда мы, хохоча, подхватили её и потащили в приват. Там мы устроили огорошенной Лере танец двух доморощенных стриптизёров, после чего она в нас окончательно влюбилась. А мы, если честно, были очень рады это делать, потому что весь вечер нам самим хотелось запрыгнуть на сцену и начать танцевать!

Когда мы вернулись на свой диванчик, я тихонечко засунула Лере в кулачок бумажки и прошептала на ушко фразу, пока Джонни нас не видел. Он начал уже порядком скучать, тем более что полуодетыми девушками, пусть даже и украинскими, его не развлечёшь. Когда-то он полгода жил в кабаре и там такого насмотрелся…

И всё-таки когда его имя прозвучало из динамиков, и мы вытолкнули его на сцену, он был здорово удивлён! Впрочем, не более трех секунд, а дальше началось шоу, которого стены этого клуба не видели никогда.

По рассказам Леры, здесь иногда выступали стриптизёры-мужчины по специальным дням «для женщин». Но их танцы не отличались какой-либо артистической составляющей: они были просто огромными намазанными автозагаром качками, которые неловко переминались и показывали дамочкам свои «прелести», глупо улыбаясь.

Когда же на сцену ворвался Джон, наши лица словно жаром обдала соблазнительная французская сексуальность. Ни одна девушка не могла бы устоять перед зрелищем такой любви к себе и чарующей пластики.
Оказавшаяся в это время в зале пара клиенток замахала купюрами, призывая маленького гиганта (вообще Джон невысокого роста, но считает себя просто гулливером) поближе. Я к ним с удовольствием присоединилась, иронично добавив свою пару гривен в трусики.

Некоторое время спустя мы покидали клуб, махая на прощание и прощаясь с девушками навсегда. У меня сложилось двоякое впечатление об этом вечере: с одной стороны, это было весело, а с другой, грустно.

Я подумала, что девчонкам не позавидуешь. Работать вот так по ночам в гремящем клубе и улыбаться тогда, когда тебе этого возможно вообще не хочется, изображая страсть, — мало приятного. Кроме того, им не очень-то разрешено творчески подходить к работе: за своеволие и эмоциональность сразу будут штрафы. Всё это вполне можно вынести, но когда идут неделя за неделей недосыпов и принуждений, это порождает глубокую внутреннюю усталость. Душа просто выгорает от такого ритма, глаза пустеют и жизнь становится не мила. Вот поэтому, пожалуй, в клубах такая текучка. А с другой стороны, чем это отличается от работы в офисах?

Пока мы ехали в такси Джон оживлённо рассказывал мне историю одной знакомой француженки, которая, танцуя стриптиз в Австралии, зарабатывала по 700 долларов за ночь. Он озадаченно пытался посчитать, сколько могла бы заработать украинка.

А я тихо радовалась, что мы так никогда и не сделали стриптиз нашей ежедневной работой. Мы так любим его танцевать, вкладывая душу и страсть, вызывая живые эмоции — удивление, радость, восторг — в наших спонтанных «жертвах». Никогда я не хотела бы променять это на зарплату стриптизёрши! Где угодно: в кафе, в парке, на дружеской вечеринке, только не в клубе, только не по принуждению, думала я про себя.

Мне стало понятно, откуда берутся мифы и страхи. И ещё понятнее стало, как их избежать в своей жизни. Правило, старо как мир: делай то, что любишь!

На прощание приглашаю вас посмотреть видео одного нашего баловства — моего стриптиза на вечеринке, посвящённой бурлеску, в Гоа. Вообще в Индии запрещено танцевать стриптиз, вплоть до уголовного наказания. Но мы никому не рассказали. 😉

Фото: Вадим Штейн

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook