Выбор редакции

Зап. Мечты о Барселоне

Опубликовано 25 сентября 2014 в 18:00
0 0 0 0 0

Половина пятого утра. Я встаю и машинально наполняю большую красную ванну такой горячей водой, чтобы снова уснуть в ней было невозможно. Ложусь и наблюдаю за тем, как волоски на островках кожи, оставшихся над водой, встают дыбом.

В ванной комнате довольно прохладно. Пещеристый розовый камень, из которого сложены стены, летом предохраняет от жары, а зимой от холода. На стене висит зеркало в богатой золотой оправе и оттуда на меня смотрит женщина средних лет.

Миловидная внешность, стильная причёска, у неё немного усталое лицо. Это от того, что она спала три часа этой ночью. Это всё капучино, от которого невозможно было отказаться, в маленькой сельской кафешке Couleur Café — кафе «Цвет». Интересно, почему оно так называется? Может быть, потому, что Кристи, его хозяйка, сочного шоколадного цвета?

зап2

Лет 15 назад она переехала во Францию с острова Маврикий, где её чуть было не съела последняя стадия рака. Чудом ей удалось выкарабкаться, снова вырастить тугие кудряшки волос, встретить хорошего парня Жиля и зажить с ним счастливой, полной трудов жизнью в глубинке. В их кафе по вечерам собираются старички поиграть в лото, и детишки притаскивают отцов, чтобы выпросить мороженое, а Кристи поглядывает на них и вздыхает: ей тоже хочется малыша.

Я опустила коленку под воду и её обожгло теплом вместе со всеми топорщащимися волосками. Забавное ощущение, в первую секунду даже не понятно, горячо или холодно.

Вчера до поздней ночи мы сидели на кухне перед огромным камином, в котором можно было бы зажарить целого барана, и болтали за жизнь с хозяином дома. Мужчины потягивали из бокалов домашнее вино, а я радовалась чистой воде и вострила уши от любопытства.

Гиту после школы пошёл в армию и, так уж вышло, стал там «коммандос». Его работой было убивать людей. Родина приказывала — он делал. «160 войн за всю историю страны!» — разражался громом на весь дом его голос, повествуя о захватнических аппетитах Франции.

После нескольких лет службы он вернулся домой и обнаружил, что ничего в общем-то не умеет, кроме насилия. Он помыкался по агентствам охраны, но быстро увольнялся оттуда, часто со скандалом, как, например, после драки с очередным начальником: «Чего я буду его слушать? Сосунок, он даже никого в жизни не убил!»

Некуда спешить. Октябрь 2013, Ибица, Испания.

Некуда спешить.
Октябрь 2013, Ибица, Испания.

Вскоре он открыл своё собственное агентство, и оно в считанные месяцы завоевало репутацию на рынке, потому что Гиту брался за такую работу, на которую не соглашался больше никто. В первые полгода он убил троих преступников, покушавшихся на объекты его охраны. Каждый раз его судили, но посадить не могли, ведь убитые сами «нарывались». «Я вижу, что вы убийца, — произносил очередной судья, — но не могу вас посадить: вы слишком хитрый».

И вправду, Гиту знал, как убивать так, чтобы оставаться на свободе. Всё по закону: предупредительный выстрел в потолок, потом один каучуковой пулей и ещё один боевой — не придраться. Он не мешкал, не разговаривал и не жалел. Слава о его работе быстро распространилась по преступному миру и к нему перестали соваться искатели лёгкой наживы, а клиенты потекли рекой.

Деньги, много денег, Париж. Гиту открыл ночной клуб, потом ещё один, потом ещё. В клубах было чисто: торговать наркотиками и заниматься проституцией он не позволял. Но клиенты могли приносить свой «стафф» и употреблять его, надёжно скрытые от посторонних глаз в вип-залах. Скоро у него тусовался весь парижский бомонд.

Со временем дело начало принимать серьёзный оборот — всё чаще Гиту и его людям приходилось работать кулаками, а иногда и доставать оружие. Он плохо спал, питался всякой дрянью и начал болеть. Жизнь в Париже — сама по себе стресс, а такая уж тем более. Ему здорово надоела эта нервотрёпка.

Однажды он понял, что его занесли в чёрный список и, если он немедленно не исчезнет, долго ему не протянуть. Он быстро продал клубы партнёрам и переехал в глубинку. Выбросил мобильный телефон. Завёл овец, красавицу-жену и сто кустов отборной конопли под два метра ростом.

Не сводя с него глаз, я услышала, как за стеной блеют бараны. Красавица-жена сидела напротив за столом и улыбалась, закручивая джойнт. У меня не было никаких оснований верить этому смешливому толстяку, но не было и никаких оснований ему не верить. Глядя ему в глаза, я пыталась понять, наложила ли смерть, с которой он так близко подружился, отпечаток на его сознание. С виду кажется, что нет. Мне не хотелось проверять.

зап3

Я опустила в воду вторую коленку и полностью расслабилась, позволяя теплу пробраться до самых косточек. Через три минуты я встану из ванной, оботрусь большим белым полотенцем, надену коротенькое платье, уложу сонного мужа спать на пассажирском сиденье и отправлюсь в путешествие, о котором мечтала давно. Я отправляюсь в Барселону.

Жёсткие дядьки с мутными историями, случайные знакомые и горы подробностей чужой жизни останутся за узкими дорожками, пролегающими прямо по гребням засеянных полями холмов. Я выеду на шоссе и втоплю привычные 135 км/ч, вжимая ладошки в руль покрепче при обгоне большегрузов и удирая от прошлого по дымке раннего тумана. В 7 утра неожиданно быстро рассветёт, и я выеду на Autoroute du Soleil — дорогу солнца.

Смахивая капли с лобового стекла, я прорвусь сквозь нечаянный дождь и припаркуюсь в маленьком аэропорту Марселя. Быстрый прощальный поцелуй, не скучай, я скоро вернусь, милый, мне пора. Меня ждёт моя мечта — Барселона.

зап4

Фото: Alexandra Yakushina,
Ira Loiter,
Иван Перец,
Сергей Лещ

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook