Город

Шавермой единой: что происходит с уличной едой в Петербурге

Опубликовано 22 апреля 2016 в 15:49
0 0 0 0 0

Разговоры об уличной еде в Петербурге всегда проходят в минорных тонах. Город с огромным турпотоком и барной культурой на уровне европейской так и не справился с вызовом времени: стрит-фуд в Северной столице не живет, а выживает. The Neva Room вспомнила, как развивалась культура стрит-фуда в Петербурге и составила свой маршрут по заведениям с уличной едой.

Стрит-фуд или уличная еда — это несложные, быстрые в приготовлении и недорогие блюда, которые можно взять с собой и удобно есть на ходу.

В идеале такая еда продается с фуд-траков (тележек) или из палаток прямо на свежем воздухе, но в российской ресторанной индустрии термином «уличная еда» чаще обозначают сегмент меню. Связано это с тем, что ни в одном из российских городов ни в теории, ни на практике не знают, как регулировать подобный бизнес. В лучшем случае фуд-траки по старинке приписывают к уличной торговле, то есть к колбасе и носкам одновременно, в худшем — предпринимателям и вовсе не дают работать.

В Петербурге уличная еда тоже не про романтичные кофейни-фургоны на колесах, а про страницу в меню. Причем долгое время эти страницы были полем боя двух пунктов — шавермы и бургеров.

Шаверма vs бургеры. Краткая история петербургского стрит-фуда

Впервые северостоличный общепит оказался на улице в начале лихих 90-х. Тогда в палатках у метро, маленьких теплицах советского предпринимательства, стали готовить незнакомое почти никому в Петербурге блюдо арабского происхождения. Жарили на вертеле мясо, стругали овощи, заливали всё соусом и заворачивали в лаваш. Шаверма начала с неплохих позиций: горожанам больше не нравилось сидеть в скучных советских столовках, где хоть все и по ГОСТу, но все же с привкусом казенности.

Общественный статус шавермы вознесся до небывалых высот, пока свежая волна капитализма не принесла в середине 90-х в Петербург новое развлечение — фаст-фуд. Горожане с энтузиазмом стали исследовать другую новинку — бургеры. Здесь же играет фактор доверия: покупать шаверму у метро не всегда безопасно, в то время как в «ресторанах быстрого питания» все документы всегда были в порядке. Примерно в это же время бургеры и шаверма становятся врагами на фуд-войне, не прекращающейся в Петербурге до сих пор.

Казалось бы, у шавермы были все шансы выиграть. К началу 2000-х блюдо попадает в новейшую петербургскую мифологию и становится частью городских легенд. Модники после авангардных тусовок тянутся всё к тем же киоскам у метро, где всё те же люди заворачивают мясо и овощи в лаваш. И пусть шаверма покинула рацион большей части населения, богема о ней не забыла. В первой ТВ-серии культового мультфильма «Масяня» любовь главной героини к шаверме обыгрывается как важная сторона её личности. Это было в далеком 2002 году.

Следующие 10 лет о стритфуде не вспоминает почти никто. Тем не менее, горожане все так же хотят быстро и вкусно есть на ходу, а всевозможный сетевой фастфуд прекрасно удовлетворяет эту потребность. MCDonald’s, Carl’s Junior, русский «Теремок» — найти можно все, что душе угодно. В 2012 в петербургской фуд-индустрии произошла маленькая и почти никем не замеченная революция: музыкант Кирилл Иванов (группа «Самое Большое Простое Число») и повар Александр Берковский, открывшие легендарный бар Mishka, запустили новый проект — «Общество чистых тарелок». Там стали кормить бургерами и шавермой «из-под ножа», которые с удовольствием отпускали «с собой» да еще и с пожеланиями bon appetit. По содержанию это была самая настоящая уличная еда, но только не по форме: продавали заветные кулечки все так же в стационарном кафе.

Петербургский стритфуд рисковал так и остаться в четырех стенах, если бы не подувший — опять же, с Запада — ветерок свободы: в 2013 году в Петербурге прошел первый «Ресторанный день». Сотни горожан вышли на улицы со своими идеями однодневных ресторанов. По количеству зарегистрированных локаций Петербург уступил только Хельсинки, родине фестиваля. С тех пор несколько раз в год петербуржцы могут свободно чувствовать себя настоящими рестораторами, поставить на улице тележку и продавать любую еду. Но только раз в год, потому что организовать стритфуд-точку в другое время в Северной столице почти нереально.

Сегодня ниша добротного стритфуда не то чтобы совсем свободна, но открыта для новых начинаний. Как завести собственный проект в сфере уличной еды — читайте далее. 

Читать далее

0 0 0 0 0